[Оглавление]


№ 138

 Отправлено 2 апреля 1943 года.

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание от 30 марта с сообщением о том, что нужда заставляет Вас и г. Рузвельта отменить посылку конвоев2 в СССР до сентября. Я понимаю этот неожиданный акт, как катастрофическое сокращение поставок военного сырья и вооружения Советскому Союзу со стороны Великобритании и США, так как путь через Великий океан ограничен тоннажем и мало надежен, а южный путь имеет небольшую пропускную способность, ввиду чего оба эти пути не могут компенсировать прекращения подвоза по северному пути. Понятно, что это обстоятельство не может не отразиться на положении советских войск.

№ 139

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И.В. СТАЛИНУ

1. Я признаю все то, что Вы сказали в Вашей телеграмме относительно конвоев. Я заверяю Вас, что сделаю все, что в моих силах, чтобы принять все возможные меры к улучшению положения. Я глубоко сознаю гигантское бремя, которое несут русские армии, а также их непревзойденный вклад в общее дело.

2. В субботу мы послали на Эссен 348 тяжелых бомбардировщиков, сбросивших 900 тонн бомб для того, чтобы увеличить ущерб, нанесенный заводам Круппа, которые снова подверглись эффективным ударам, и чтобы разрушить юго-западную часть города, мало пострадавшую в предыдущие налеты. Прошлой ночью 507 самолетов, из которых все, за исключением 166, были тяжелыми бомбардировщиками, сбросили 1400 тонн на Киль. Это один из самых крупных залпов, который мы когда-либо производили. Облачность была более значительной, чем мы ожидали, но мы надеемся, что налет был успешным. Американские дневные налеты летающих крепостей становятся в высшей степени эффективными. Вчера они нанесли удар по заводам Рено около Парижа, которые начали снова оживать. Помимо бомбардировки, которую они производят с большой высоты с замечательной точностью при дневном свете, они вызывают истребителей противника на бои, в которых большое количество их уничтожается тяжелым оружием летающих крепостей. В этих трех операциях было потеряно четыре американских и приблизительно тридцать три британских бомбардировщика. Я должен теперь подчеркнуть, что мы будем из месяца в месяц усиливать бомбардировку Германии и что мы в состоянии находить цели с гораздо большей точностью.

3. На нынешней неделе начнется генеральное сражение в Тунисе. Британские 8-я и 1-я армии, а также американские и французские вооруженные силы — все вступят в бой согласно плану. Противник готовится к отступлению на свое последнее предмостное укрепление. Он уже начал производить разрушения и вывоз береговых батарей из Сфакса. Под давлением, которому он снова подвергнется, противник, по-видимому, отступит, может быть быстро, на линию, которую он укрепляет от Энфидавилла в Хаммаметском заливе. Эта новая позиция примкнет к обращенному на запад главному фронту, который он в настоящее время держит в Тунисе и северный фланг которого упирается в Средиземное море приблизительно в 30 милях от Бизерты. Мы также наносим удары по этому северному флангу. Я буду Вас информировать о том, как мы продвигаемся, и о том, сможем ли мы отрезать сколь-нибудь значительную часть так называемой “армии Роммеля”, прежде чем она сможет достичь последнего предмостного укрепления.

4. Гитлер с его обычным упрямством отправляет в Тунис дивизию “Герман Геринг” и 99-ю германскую дивизию главным образом воздушным транспортом в составе по крайней мере 100 крупных машин. Головные эшелоны обеих этих дивизий уже прибыли. Поэтому мы должны ожидать упорной обороны тунисского выступа силами в составе приблизительно четверти миллиона человек за вычетом потерь, которые они понесут в пути. Наши силы обладают значительным превосходством как в численном отношении, так и в вооружении. Мы уничтожаем значительную часть судов, на которых отправляются горючее, боеприпасы, транспортные средства и пр. Когда мы захватим южные аэродромы, мы будем в состоянии начать очень крупные непрерывные воздушные налеты на порты, и мы производим все приготовления для того, чтобы избежать нового Дюнкерка. Это в особенности важно для “Эскимоса” 39. Примерно через месяц после того, как мы овладеем Бизертой и Тунисом, мы надеемся получить возможность проводить транспорты через Средиземное море и таким образом укоротить путь в Египет и в Персидский залив.

6 апреля 1943 года.

№ 140

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

Верховное Командование в Северной Африке только что донесло мне, что армия генерала Монтгомери прорвала линию Акарит, захватив врасплох и подавив противника, и что все господствующие позиции этой линии находятся теперь в его руках. В настоящее время генерал Монтгомери выводит свои бронетанковые силы через прорыв на более открытую местность, лежащую позади. После шести часов боев уже насчитывалось две тысячи пленных, и количество их увеличивается. Тяжелые бои продолжаются, и наши атаки в направлении Кайруана, о которых я сообщал Вам в моем предыдущем послании, развиваются удовлетворительно.

Я знаю, что Вы очень любите хорошие вести. Преследование продолжается.

6 апреля 1943 года.

№ 141

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

Противник бежит в северном направлении, преследуемый по пятам бронетанковыми силами Монтгомери. Пока захвачено шесть тысяч пленных.

7 апреля 1943 года.

№ 142

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил оба Ваши послания от 6 апреля, а также сегодняшнее о важном продвижении Ваших войск в Тунисе. Поздравляю с серьезным успехом. Надеюсь, что на этот раз англо-американские войска окончательно сломят и разобьют Роммеля и другие гитлеровские банды в Тунисе. Это будет иметь крупнейшее значение для всего дела нашей общей борьбы.

Приветствую развитие дела бомбежки Эссена, Берлина, Киля и других промышленных центров Германии. Каждый удар Вашей авиации по жизненным центрам немцев встречает живейший отклик в сердцах многих миллионов людей в нашей стране.

7 апреля 1943 года.

№ 143

СТРОГО СЕКРЕТНОЕ И ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. В двух отмененных конвоях JW 54 и JW 55 находилось 375 Ваших “Харрикейнов”40, а также 285 Ваших “Аэрокобр” и “Китигауков”. Последние являются частью американской квоты. Мы работаем день и ночь над составлением плана отправки Вам всех этих самолетов по возможности скорее другими путями.

2. “Аэрркобры” и “Китигауки” могут быть отправлены через Гибралтар и Северную Африку в Абадан. “Харрикейны” не обладают достаточным радиусом действия для перелета в Гибралтар, и поэтому их придется, возможно, отправить морем в Такоради или Касабланку, собрать там, тропикализировать и перебросить своим ходом в Тегеран, где мы сможем их детропикализировать. В альтернативном случае, если Тунис будет в скором времени завоеван, мы, возможно, будем в состоянии отправить некоторое количество “Харрикейнов” морским путем через Средиземное море и собрать их в Египте или Басре. Каждая из этих альтернатив связана со своими трудностями. Транспортировка большого количества запасных частей к самолетам также представляет серьезную проблему. Тем не менее мы преодолеем эти трудности.

3. Мне пришла мысль, что, быть может, Вы пожелаете получить для Ваших операций против германских бронетанковых сил на русском фронте несколько наших “Харрикейнов”, вооруженных 40-миллиметровыми пушками. Во время недавних боев в Тунисе эти самолеты с успехом действовали против танков Роммеля. Одна эскадрилья в составе 16 самолетов уничтожила 19 танков в течение четырех дней. Самолет известен под названием “Харрикейн IID”, и он вооружен двумя 40-миллиметровыми пушками с 16 снарядами на пушку и двумя пулеметами калибра 0,303 дюйма с 303 патронами на пулемет. В других отношениях он не отличается от “Харрикейнов IIС”, за исключением того, что он тяжелее на 430 фунтов и скорость его приблизительно меньше на 20 миль в час. Я мог бы послать Вам максимум 60 самолетов этого типа. Сообщите мне, желаете ли Вы их получить. Их, вероятно, пришлось бы отправить через Такоради, и они могли бы быть включены в составляемый план поставок “Харрикейнов”, “Аэрокобр” и “Китигауков”, находившихся в конвоях.

4. С одобрения Президента г-н Гарриман сотрудничает с нами в составлении этого плана. На следующей неделе я надеюсь сообщить Вам наши конкретные предложения. Я принял твердое решение, чтобы Вы получили самолеты так скоро, как только окажется в человеческих силах доставить их Вам.

10 апреля 1943 года. *

№ 144

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. Все нацистско-фашистские войска отступают на линию Энфидавилла, о которой я Вам сообщал. Наши бронетанковые силы прорвались с запада к Кайруану. 8-я армия продвигается в северном направлении, и мы готовимся нанести сильный удар 1-й армией. Прилагаются большие усилия, чтобы нанести противнику тяжелые потери при попытке бежать морем. Я надеюсь вскоре получить из Африки хорошие вести для Вас. В сетях еще имеется свыше 200 000 человек противника, включая раненых, и мы захватили пока 25 000 пленных, не считая убитых, количество которых можно оценить от 5 000 до 10 000 человек.

2. Воздух. Мы послали 378 самолетов на Дуйсбург и повторно еще 100 самолетов следующей ночью. Прошлой ночью 502 самолета были посланы на Франкфурт. Мы нанесли тяжелый удар по обоим этим городам, но нам мешала сильная облачность. Я надеюсь, что Вы получили небольшой фильм о разрушениях, а также фотографии. Я регулярно буду посылать Вам эти фильмы, так как они могут доставить удовольствие Вашим солдатам, которые видели так много разрушенных русских городов.

3. Я стараюсь принять меры для того, чтобы провести несколько быстроходных судов через Средиземное море, как только оно будет открыто, для перевозки Ваших первоочередных грузов в Персидский залив. В число этих грузов войдут некоторые специально отобранные лекарства и медицинское оборудование, купленные за счет фонда моей жены4l, который в скором времени достигнет 3 миллионов фунтов стерлингов и который был создан добровольными пожертвованиями как бедных, так и богатых. Этот фонд является одним из доказательств теплого отношения британского народа к русскому народу.

41 Имеется в виду фонд “Помощи России” при английском обществе Красного Креста, созданный в октябре 1941 г. под председательством жены Черчилля — К. Черчилль

11 апреля 1943 года.

№ 145

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г. У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваши послания от 10 и 11 апреля.

Быстрое развитие наступления британских и американских войск в Тунисе является важным успехом в войне с Гитлером и Муссолини. Желаю Вам добить врага и захватить побольше пленных и трофеев.

Нас радует, что Вы не даёте передышки Гитлеру. К Вашим сильным и успешным бомбардировкам крупных германских городов мы добавляем теперь наши воздушные налеты на германские промышленные центры в Восточной Пруссии. Я благодарен Вам за фильм, показывающий результаты бомбардировки Эссена. Как этот фильм, так и другие фильмы, которые Вы обещаете прислать, будут широко показаны нашему населению и армии.

Намечаемые Вами поставки самолетов-истребителей, снимаемых с отмененных конвоев, для нас весьма ценны. Я также признателен Вам за предложение послать нам 60 самолетов “Харрикейн IID” с пушкой 40 мм. Такие самолеты очень нужны, особенно против тяжелых танков. Надеюсь, что Ваши и г-на Гарримана усилия по составлению плана и по обеспечению отправки самолетов в СССР увенчаются быстрым успехом.

Наш народ высоко ценит теплые чувства и симпатии к нему британского народа, которые выразились в создании упомянутого Вами фонда медицинской помощи Советскому Союзу. Прошу передать благодарность за активную деятельность в этой области Вашей супруге, руководительнице этого фонда.

Сегодня я принял генерал-лейтенанта Мартеля, который вручил мне Ваше письмо. Конечно, генералу Мартелю будет оказано всяческое содействие для ознакомления с Красной Армией и ее боевым опытом.

12 апреля 1943 года.

№ 146

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. Недавно в телеграмме, адресованной мне, Вы сказали: “Приветствую развитие дела бомбежки Эссена, Берлина и других промышленных центров Германии. Каждый удар Вашей авиации по жизненным центрам немцев встречает живейший отклик в сердцах многих миллионов людей в нашей стране”.

Главнокомандующий нашей бомбардировочной авиацией очень хочет передать это своим эскадрильям, которые действительно были бы весьма довольны этими словами. Разрешите ли Вы это сделать? Возможно, что это проникнет в прессу. Я лично не вижу, чтобы это могло иметь какие-либо иные результаты, кроме хороших. Что Вы скажете об этом?

2. На этой неделе мы нанесли три хороших удара, а именно: по Специи, Штутгарту и прошлой ночью как по заводам компании Шкода в Пильзеие, так и по Маннгейму. В первом налете 174 самолета сбросили 460 тонн бомб, но вследствие тумана и дыма нанесли больше ущерба городу Специя, чем судам, находившимся в порту. Второй удар — по Штутгарту— увенчался блестящим успехом. В налете приняло участие 462 бомбардировщика, сбросивших 750 тонн. Прошлой ночью мы послали 598 самолетов на бомбардировку упомянутых двух целей, и при этом было сброшено около 850 тонн. Полученные пока донесения о размерах ущерба, нанесенного заводам Шкода, говорят о хороших результатах, хотя фотографии еще не поступили. Налет на заводы Шкода был особенно важным потому, что туда вследствие ущерба, нанесенного Эссену, с заводов Крупна были переведены рабочие и переданы важные заказы. В этих трех налетах мы потеряли 81 бомбардировщик, из которых 64 были тяжелыми бомбардировщиками, и приблизительно 500 человек высококвалифицированного личного состава воздушных сил. Я повторяю свое заверение, что налеты будут продолжаться в течение лета во все увеличивающемся масштабе. Мы очень рады, что Вы также со своей стороны наносите удары по военным заводам нацистов.

3. В настоящее время в Тунисе необходим короткий перерыв, во время которого генерал Александер перегруппирует свои войска на севере, в то время как генерал Монтгомери подтянет ту массу артиллерии, которую он обычно применяет в своих сражениях. Но очень скоро начнется крупнейшее сражение из тех, которые мы до сих пор проводили в нынешней войне, и, раз начавшись, оно не прекратится до тех пор, пока Африка не будет очищена от войск держав оси.

17 апреля 1943 года.

№ 147

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

Из Испании до нас доходят слухи о намерении немцев применить газы на русском фронте, и я предполагаю, что Вы также располагаете некоторыми сведениями такого же рода. То же самое также имело место в прошлом году приблизительно в это же время. Сообщите мне, желаете ли Вы, чтобы я вновь повторил заявление, которое я сделал в прошлом году, о том, что на любое химическое нападение на Вашу страну мы немедленно ответим химическим нападением на Германию с воздуха в самых широких масштабах. Мы вполне способны выполнить любую угрозу, с которой мы выступили бы.

19 апреля 1943 года.

№ 148

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание, в котором Вы просите моего согласия на передачу английским бомбардировочным эскадрильям моего приветствия по поводу бомбежки Эссена, Берлина и других промышленных центров Германии. Конечно, я не возражаю против Вашего предложения и предоставляю этот вопрос на Ваше усмотрение. Я рад, что Вы намерены продолжать бомбежки германских городов во все усиливающемся масштабе.

События в Тунисе развиваются, как видно, благоприятно. Желаю Вам полной победы.

Ваши сведения о намерениях немцев применить газы на нашем фронте подтверждаются также сведениями, поступающими к нам. Разумеется, я всецело поддерживаю Ваше предложение, чтобы Вы выступили с предупреждением Гитлеру и его союзникам и пригрозили бы им мощным химическим нападением в случае их газового нападения на нашем фронте. Советские войска в свою очередь подготовятся к отпору.

19 апреля 1943 года.

№ 149

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

Сражение в Тунисе началось. Генерал Александер сообщает мне, что восьмая армия перейдет в наступление сегодня ночью (с 19-го на 20-е) и другие армии вступят в бои последовательно, согласно общему плану наступления. В этих операциях будут участвовать крупные силы, включая британские первую и восьмую армии вместе с ограниченным количеством сил Соединенных Штатов. Все эти силы были переброшены и снабжаются через колоссальные морские пространства. Имеется намерение довести дело до конца по возможности путем оказания непрерывного давления.

Между тунисским выступом и Сицилией произошло крупное сражение в воздухе, в котором германский транспортный воздушный флот понес весьма тяжелые потери.

20 апреля 1943 года.

№ 150

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Поведение Польского Правительства в отношении СССР в последнее время Советское Правительство считает совершенно ненормальным, нарушающим все правила и нормы во взаимоотношениях двух союзных государств.

Враждебная Советскому Союзу клеветническая кампания, начатая немецкими фашистами по поводу ими же убитых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупированной германскими войсками территории, была сразу же подхвачена правительством г. Сикорского и всячески разжигается польской официальной печатью. Правительство г. Сикорского не только не дало отпора подлой фашистской клевете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Советскому Правительству с какими-либо вопросами или за разъяснениями по этому поводу.

Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступление над польскими офицерами, разыгрывают следственную комедию, в инсценировке которой они использовали некоторые подобранные ими же самими польские профашистские элементы из оккупированной Польши, где все находится под пятой Гитлера и где честный поляк не может открыто сказать своего слова.

Для “расследования” привлечен как правительством г. Сикорского, так и гитлеровским правительством Международный Красный Крест, который вынужден в обстановке террористического режима с его виселицами и массовым истреблением мирного населения принять участие в этой следственной комедии, режиссером которой является Гитлер. Понятно, что такое “расследование”, осуществляемое к тому же за спиной Советского Правительства, не может вызвать доверия у сколько-нибудь честных людей.

То обстоятельство, что враждебная кампания против Советского Союза начата одновременно в немецкой и польской печати и ведется в одном и том же плане,— это обстоятельство не оставляет сомнения в том, что между врагом союзников—Гитлером и правительством г. Сикорского имеется контакт и сговор в проведении этой враждебной кампании.

В то время как народы Советского Союза, обливаясь кровью в тяжелой борьбе с гитлеровской Германией, напрягают все свои силы для разгрома общего врага свободолюбивых демократических стран, правительство г. Сикорского в угоду тирании Гитлера наносит вероломный удар Советскому Союзу.

Все эти обстоятельства вынуждают Советское Правительство признать, что нынешнее правительство Польши, скатившись на путь сговора с гитлеровским правительством, прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на позицию враждебных отношений к Советскому Союзу.

На основании всего этого Советское Правительство пришло к выводу о необходимости прервать отношения с этим правительством.

Я считаю нужным информировать Вас об изложенном и надеюсь, что Британское Правительство поймет необходимость этого вынужденного шага Советского Правительства.

21 апреля 1943 года.

№ 151

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. Посол Майский вчера вечером вручил мне Ваше послание. Мы, конечно, будем энергично противиться какому-либо “расследованию” Международным Красным Крестом или каким-либо другим органом на любой территории, находящейся под властью немцев. Подобное расследование было бы обманом, а его выводы были бы получены путем запугивания. Г-н Идеи сегодня встречается с Сикорским и будет с возможно большей настойчивостью просить его отказаться от всякой моральной поддержки какого-либо расследования под покровительством нацистов. Мы также никогда не одобрили бы каких-либо переговоров с немцами или какого-либо рода контакта с ними, и мы будем настаивать на этом перед нашими польскими союзниками.

2. Я протелеграфирую Вам о том, как Сикорский реагировал на вышеизложенные соображения. Его положение весьма трудное. Будучи далеким от прогерманских настроений или от сговора с немцами, он находится под угрозой свержения его поляками, которые считают, что он недостаточно защищал свой народ от Советов. Если он уйдет, мы получим кого-либо похуже. Поэтому я надеюсь, что Ваше решение “прервать” отношения следует понимать скорее в смысле последнего предупреждения, нежели в смысле разрыва, а также что оно не будет предано гласности во всяком случае до тех пор, пока не будут испробованы все другие планы. Публичное же сообщение о разрыве принесло бы величайший возможный вред в Соединенных Штатах, где поляки многочисленны и влиятельны.

3. Вчера я составил проект телеграммы на Ваше имя с просьбой рассмотреть вопрос о разрешении выехать в Иран дополнительному количеству поляков и их иждивенцев. Это ослабило бы растущее недовольство в польской армии, сформированной там, и дало бы мне возможность повлиять на Польское Правительство в том направлении, чтобы оно действовало в соответствии с нашими общими интересами и против общего врага. Я отложил посылку этой телеграммы вследствие получения Вашей телеграммы, в надежде, что положение может проясниться.

24 апреля 1943 года.

№ 152

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание насчет польских дел. Благодарю Вас за участие, которое Вы приняли в этом деле. Однако должен Вам сообщить, что дело перерыва отношений с Польским Правительством является уже делом решенным, и сегодня В. М. Молотову пришлось вручить ноту о перерыве отношений с Польским Правительством. Этого требовали все мои коллеги, так как польская официальная печать ни на минуту не прекращает враждебную кампанию, а, наоборот, усиливает ее с каждым днем. Я был вынужден также считаться с общественным мнением Советского Союза, которое возмущено до глубины души неблагодарностью и вероломством Польского Правительства.

Что касается вопроса о публикации советского документа о перерыве отношений с Польским Правительством, то, к сожалению, никак невозможно обойтись без публикации.

25 апреля 1943 года.

№ 153

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

Г-н Идеи встретился с генералом Сикорским вчера вечером. Сикорский заявил, что, совершенно не приурочивая своего обращения к Красному Кресту к обращению немцев, его Правительство взяло на себя инициативу, не зная того, какой линии будут придерживаться немцы. В действительности немцы начали действовать после того, как услышали польское заявление по радио. Сикорский также сообщил г-ну Идену, что его Правительство одновременно обратилось к г-ну Богомолову по этому вопросу. Сикорский подчеркнул, что до этого он несколько раз ставил данный вопрос о пропавших офицерах перед Советским Правительством и один раз лично перед Вами. По его указаниям польский министр информации энергично выступал по радио против германской пропаганды, и это вызвало раздраженный ответ немцев. В результате энергичного представления г-на Идена Сикорский обязался не настаивать на просьбе о расследовании Красным Крестом, и он соответственно информирует органы Красного Креста в Берне. Он также удержит польскую прессу от полемики. В связи с этим я изучаю возможность заставить замолчать те польские газеты в Англии, которые нападали на Советское Правительство, а также одновременно нападали на Сикорского за попытку сотрудничать с Советским Правительством.

Имея в виду взятое Сикорским обязательство, я хотел бы сейчас просить Вас оставить мысль о каком-либо перерыве отношений.

Я дополнительно обдумал этот вопрос, и я более чем когда-либо убежден в том, что в случае если произойдет разрыв между Советским и Польским Правительствами, то это может помочь только нашим врагам. Германская пропаганда создала эту историю именно для того, чтобы вызвать трещину в рядах Объединенных Наций и придать некоторую видимость реальности ее новым попыткам убедить мир в том, что интересы Европы и малых наций защищаются Германией от великих внеевропейских держав, а именно от Союза Советских Социалистических Республик, Соединенных Штатов и Британской Империи.

Я знаю генерала Сикорского хорошо, и я убежден в том, что не могло существовать ни контакта, ни договоренности между ним или его Правительством и нашим общим врагом, против которого он ведет поляков в жестоком и непреклонном сопротивлении. Его обращение к Международному Красному Кресту было явно ошибкой, хотя я убежден в том, что оно не было сделано в сговоре с немцами.

Теперь, когда мы, я надеюсь, выяснили вопрос, поднятый в Вашей телеграмме мне, я хочу вернуться к предложениям, содержащимся в проекте моей телеграммы, о котором я упоминал в моем послании от 24 апреля. Поэтому в скором времени я направлю Вам это ранее написанное послание в его первоначальной редакции. Если бы мы оба смогли сделать так, чтобы решить вопрос о выезде этих поляков из Советского Союза, то Сикорскому было бы легче полностью оставить позицию, которую его заставило принять мнение его общественности. Я надеюсь, что Вы поможете мне осуществить это.

25 апреля 1943 года.

№ 154

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. Я не могу воздержаться от выражения своего разочарования по поводу того, что Вы сочли необходимым предпринять акцию разрыва отношений с поляками, не дав мне времени сообщить Вам о результатах моего обращения к генералу Сикорскому, о котором я телеграфировал Вам 24 апреля. Я надеялся, что в духе нашего договора, подписанного в прошлом году, мы будем всегда консультироваться друг с другом по таким важным вопросам, в особенности, когда они затрагивают соединенную мощь Объединенных Наций.

2. Г-н Идеи и я указывали Польскому Правительству на то, что никакое возобновление ни отношений дружбы, ни сотрудничества с Советами невозможно в то время, когда оно выступает против Советского Правительства с обвинениями оскорбительного характера и таким образом создает видимость того, что оно поддерживает злобную нацистскую пропаганду. Тем более никто из нас не может терпеть"'расследование Международным Красным Крестом под покровительством нацистов и под .воздействием запугивания со стороны нацистов. Я рад сообщить Вам, что Польское Правительство согласилось с нашим взглядом и что оно хочет лояльно работать совместно с Вами. Его просьба в настоящее время состоит в том, чтобы иждивенцы военнослужащих польской армии, находящихся в Иране, и польские военнослужащие, находящиеся в Советском Союзе, были отправлены из Советского Союза для присоединения к вооруженным силам, которым уже было разрешено выехать в Иран. Это, конечно, является вопросом, который можно терпеливо обсудить. Мы полагаем, что просьба является приемлемой, если она будет сделана в соответствующей форме и в надлежащий момент, и я вполне уверен, что и Президент думает так же. Мы серьезно надеемся, что, помня о трудностях, в которые мы все ввергнуты жестокой нацистской агрессией, Вы рассмотрите этот вопрос в духе сотрудничества.

3. Британский кабинет исполнен решимости навести должную дисциплину в польской прессе в Великобритании. Жалкие скандалисты, нападающие на Сикорского, могут говорить вещи, которые германское радио громко повторяет на весь мир, и это наносит ущерб всем нам. Это должно быть прекращено и будет прекращено.

4. Пока это дело было триумфом Геббельса. Теперь он усердно внушает мысль о том, что СССР будет организовывать польское правительство на русской земле и что СССР будет иметь дело лишь с этим правительством. Мы, конечно, не были бы в состоянии признать такое правительство и продолжали бы наши отношения с Сикорским, который является самым полезным человеком, которого Вы или мы могли бы найти для целей нашего общего дела. Я рассчитываю, что такой же будет и американская точка зрения.

5. Я лично считаю, что они получили удар и что после любого периода времени, который будет сочтен удобным, отношения, установленные 30 июля 1941 года, должны быть восстановлены. Это больше всего не понравится Гитлеру, а то, что больше всего ему не нравится, нам разумно делать.

6. Наш долг перед армиями, которые в настоящее время ведут бои и которые вскоре будут вести еще более тяжелые бои, поддерживать хорошее положение в тылу. Я и мои коллеги твердо надеемся на более тесное сотрудничество и понимание между СССР, Соединенными Штатами, Британским Содружеством Наций и Империей не только в усиливающейся военной борьбе, но и после войны. Какая другая надежда помимо этой может существовать для измученного мира?

30 апреля 1943 года.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru