[Оглавление]


№ 219

Получено 1 января 1944 года.

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Весьма Вам благодарен. Я сообщаю адмиралу Фрэзеру, его офицерам и рядовым о Ваших поздравлениях. Они будут приветствовать похвалу от храброго и прославленного союзника. Я очень рад, что Вы вернули обратно Коростень, об утере которого Вы сообщили нам в Тегеране. Я желаю только того, чтобы мы могли бы встречаться раз в неделю. Пожалуйста, передайте мой привет господину Молотову. Если Вы перешлете мне ноты нового советского русского Гимна, я бы мог позаботиться о том, чтобы Британская Радиовещательная Корпорация передавала его во всех случаях, когда будут передаваться сообщения о важных русских победах.

№ 220

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну УИНСТОНУ ЧЕРЧИЛЛЮ

Ноты нового советского Гимна я Вам пошлю с ближайшей почтой. В. М. Молотов передает Вам благодарность за привет и свои наилучшие пожелания. Я вполне разделяю Вашу мысль о желательности наших частых встреч.

2 января 1944 года.

№ 221

Получено 5 января 1944 года.

ЛИЧНО И СТРОГО СЕКРЕТНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Великолепное наступление, которое Вы ведете за Витебском, западнее и юго-западнее Киева, наполняет наши сердца радостью. Я надеюсь до конца месяца внести тот небольшой вклад, над которым я работаю здесь. Тем временем все приготовления к “Оверлорду”  идут полным ходом. Генерал Монтгомери был здесь по пути к экспедиционной группе армий, командование которой он едет принять на себя. У него, естественно, имеются свои замыслы относительно деталей плана, но он полон стремления вступить в бой с врагом и полон уверенности в исходе.

2. Президент Бенеш прибывает сегодня для встречи со мною. Он мудрый человек и должен был бы помочь образумить Польшу.

3. Мое выздоровление подвигается с каждым днем. Бивербрук находится со мной и шлет самые горячие приветствия. Мой сын Рандольф спустится на парашюте к Тито вместе с бригадиром Маклином, главой нашей миссии, так что я буду хорошо информирован. Всем офицерам была дана инструкция работать в самом тесном согласии с любой миссией, которую Вы пошлете. Большое спасибо за Вашу помощь в отношении греков60.

60 23 декабря 1943 г. поверенный в делах Англии в СССР Бальфур обратился в Народный комиссариат иностранных дел СССР с письмом, в котором сообщил, что греческий премьер-министр Цудерос собирается обратиться по радио с воззванием к греческим партизанам, содержащим призыв прекратить гражданскую войну между собой и создать единство сил для борьбы против немцев. В этом воззвании он хотел бы сказать, что его призыв одобряют правительства Англии, Советского Союза и США. Сообщая о том, что английское правительство готово одобрить такое воззвание, Бальфур спрашивал, может ли Советское правительство уполномочить Цудероса сделать его и от имени Советского правительства. 3 января 1944 г. посол СССР в Англии Ф. Т. Гусев по поручению Советского правительства дал положительный ответ на предложение английского правительства.

 

№ 222

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну УИНСТОНУ ЧЕРЧИЛЛЮ

1. Ваше послание от 5 января я получил. Рад Вашему сообщению о том, что подготовка к “Оверлорду” идет полным ходом и что Вами принимаются другие меры еще в течение этого месяца.

2. Должен сказать, поскольку Вы затронули этот вопрос, что если судить по последней декларации польского эмигрантского правительства и по другим высказываниям польских деятелей, то, как видно, нет основания рассчитывать на то, чтобы удалось образумить эти круги. Эти люди неисправимы.

3. Прошу передать мою благодарность и добрые пожелания лорду Бивербруку.

4. Наше наступление продолжается пока с определенным успехом, особенно на юге, хотя немцы оказывают упорное сопротивление везде, где только могут.

7 января 1944 года.

№ 223

Получено 12 января 1944 года.

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Я послал с нашей миссией, которая спустится на парашютах в течение ближайших дней, следующее письмо на имя Тато. Я посылаю Вам текст этого письма только для Вашего личного сведения:

“Африка, 8 января 1944 года.

Сэр,

Я весьма благодарен Вам за Ваше любезное послание по поводу состояния моего здоровья от Вас лично и от героической армии патриотов и партизан Югославии. О Ваших доблестных усилиях я узнал подробно от майора Эшкина, который является моим другом. Я самым искренним образом стремлюсь оказать Вам всю возможную помощь путем поставок морем, поддержки с воздуха и операциями “коммандос” для помощи Вам в боях на островах. Бригадир Маклин является также моим другом и моим коллегой по Палате общин. Вместе с ним при Вашей главной квартире будет вскоре находиться на службе мой сын майор Рандольф Черчилль, который также является членом парламента. Перед нами стоит одна высокая цель, а именно: очищение земли Европы от мерзкой нацистско-фашистской язвы. Вы можете быть уверены в том, что мы, англичане, не имеем желания диктовать форму будущего правления в Югославии. В то же самое время мы надеемся, что все вместе возможно более дружно будут работать ради победы над общим врагом и впоследствии решат вопрос о форме правления в соответствии с волей народа.

Я принял решение о том, что Британское Правительство не будет в дальнейшем оказывать никакой военной помощи Михайловичу и будет оказывать помощь только Вам, и мы были бы рады, если бы Королевское Югославское Правительство не посвящало его больше в свои дела. Однако Король Петр Второй, будучи мальчиком, вырвался из вероломных лап Регента принца Павла и прибыл к нам в качестве представителя Югославии и как молодой принц, которого постигло горе. Великобритания поступила бы не по-рыцарски и нечестно, если бы она отстранила его. Мы не можем также просить его прекратить все имеющиеся у него связи со своей страной. Поэтому я надеюсь, что Вы поймете, что мы во всяком случае будем продолжать поддерживать официальные отношения с ним, одновременно оказывая всю возможную военную поддержку Вам. Я надеюсь также, что с обеих сторон прекратится полемика, ибо она помогает лишь немцам.

Вы можете быть уверены в том, что я буду работать в самом тесном контакте с моими друзьями Маршалом Сталиным и Президентом Рузвельтом; я искренне надеюсь, что военная миссия, которую Советское Правительство посылает в Вашу главную квартиру, будет работать в таком же согласии с англо-американской миссией, руководимой бригадиром Маклином. Пожалуйста, пишите мне через бригадира Маклина и сообщайте мне обо всем, что я, по Вашему мнению, могу сделать для того, чтобы помочь, ибо я, конечно, постараюсь сделать все возможное.

Ожидаю окончания Ваших страданий и освобождения всей Европы от тирании.

Верьте мне,

искренне Ваш

Уинстон С. ЧЕРЧИЛЛЬ”.

№ 224

Получено 12 января 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Мы непрерывно следим за изумительным продвижением советских армий. Мне, не специалисту, кажется, что Жмеринка может иметь весьма важное значение. Если бы мы снова были в Тегеране, я бы теперь говорил Вам через стол: “Сообщите, пожалуйста, заблаговременно мне о том, когда мы должны будем прекратить разрушение Берлина с тем, чтобы оставить достаточно помещений для расквартирования советских армий”.

Разработка всех планов нашей итальянской кампании закончена здесь удовлетворительно.

Я отвечаю на Ваше рукопожатие — своим, крепким и искренним.

№ 225

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Ваше послание от 12 января получил. Наши армии действительно имеют за последнее время успехи, но до Берлина нам еще очень далеко. К тому же немцы предпринимают сейчас довольно серьезные контратаки, особенно в районе восточнее Винницы. Это, конечно, не опасно, но все же немцам удалось здесь оттеснить наши передовые части и временно приостановить наше продвижение. Следовательно, Вы можете не ослаблять, а даже по возможности всемерно усиливать бомбардировки Берлина. Немцы еще успеют к нашему общему приходу в Берлин отстроить некоторые помещения, необходимые для нас с Вами.

Ваше послание к Тито, которого Вы так ободряете своей поддержкой, будет иметь большое значение.

Надеюсь, что Ваша, вместе с американцами, подготовка к “Оверлорду” идет успешно вперед.

14 января 1944 года.

№ 226

Получено 15 января 1944 года.

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА

Ноты, обещанные в Вашем послании от 2 января, в настоящее время получены, и Гимн будет исполнен полным симфоническим оркестром Британской Радиовещательной Корпорации перед передачей известий в 9 часов вечера в воскресенье.

№ 227

ЛИЧНО И СТРОГО СЕКРЕТНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Я пришел к заключению, что могу составить дополнительный арктический конвой из двадцати судов, главным образом американских, который отправится из Соединенного Королевства приблизительно между 15 и 18 марта без ущерба для наших главных операций. Я надеюсь, что это будет Вам приятно.

Я был весьма обрадован, когда узнал от адмирала Фрэзера, находившегося на корабле Его Величества “Герцог Йоркский”, об искренней и сердечной встрече с адмиралом Головко и всеми Вашими офицерами и матросами в Кольской бухте перед потоплением “Шарнгорста”. Он сообщил, как много доброжелательности демонстрировалось военнослужащими всех рангов наших двух военно-морских флотов.

Я рад, что Вам понравилось мое послание маршалу Тито. Мы, конечно, будем продолжать бомбить Берлин неустанно. В настоящее время я нахожусь в море, но Вы можете быть уверены, что по прибытии домой моей первой заботой будет обеспечение успеха “Оверлорда”

17 января 1944 года.

№ 228

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Выражаю Вам признательность за сообщение о Вашем решении направить в середине марта в Советский Союз дополнительный конвой из 20 судов, сверх предусмотренных ранее. Это будет весьма ценно для нашего фронта.

20 января 1944 года.

№ 229

Получено 22 января 1944 года.

ЛИЧНО И СТРОГО СЕКРЕТНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Мы начали большое наступление против германских войск, защищающих Рим, о котором я говорил Вам в Тегеране. Метеорологические условия как будто благоприятны. Я надеюсь, что в скором времени у меня для Вас будут хорошие вести.

2. Я посылаю Вам совместную телеграмму от Президента и от себя относительно итальянских судов. Я приложил немало усилий, чтобы уладить это дело, и я надеюсь, что предложения будут приемлемыми для Вас. Если нет, сообщите мне лично, и я посмотрю, можно ли будет сделать еще что-либо.

3. Я телеграфирую Вам отдельно о моих беседах с поляками.

№ 230

Получено 23 января 1944 года.

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ И ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА МАРШАЛУ СТАЛИНУ

По поводу передачи Советской России итальянских судов, о чем просило Советское Правительство на Московской конференции  и о чем мы оба договорились с Вами в Тегеране, нами получен от Объединенного Штаба  меморандум, который содержится в нашей телеграмме, непосредственно следующей за этой. По изложенным в этом меморандуме соображениям мы полагаем, что было бы опасно, с точки зрения интересов нас троих, в настоящее время производить какую-либо передачу судов или говорить что-либо об этом итальянцам, пока их сотрудничество имеет оперативное значение.

Тем не менее, если после детального рассмотрения вопроса Вы пожелаете, чтобы мы продолжали действовать, мы конфиденциально обратимся к маршалу Бадольо с целью заключения необходимых соглашений без того, чтобы они стали широко известны итальянским военно-морским силам. Если можно было бы достичь таким путем соглашения, то ему можно было бы предложить договориться с итальянскими военно-морскими властями о тех мероприятиях, которые были бы необходимы. Эти мероприятия должны были бы заключаться в том, что намеченные к передаче итальянские суда были бы отправлены в подходящие порты союзников, где их приняли бы русские экипажи, и с ними они отплыли бы в русские северные порты — единственные открытые порты, где можно было бы произвести любое необходимое переоборудование.

Однако мы весьма отчетливо сознаем опасность вышеуказанного образа действий по соображениям, которые мы Вам изложили, и мы поэтому решили предложить следующую альтернативу, которая с военной точки зрения обладает многими преимуществами.

Недавно в Соединенных Штатах было закончено переоборудование британского линейного корабля “Ройял Соврин”. Он оборудован радиолокационными установками для всех типов вооружения. Соединенные Штаты приблизительно в это же самое время предоставят один легкий крейсер.

Правительство Его Величества и Правительство Соединенных Штатов со своей стороны охотно готовы к тому, чтобы эти суда были приняты в британских портах советскими экипажами и отправлены в северные русские порты. Вы могли бы затем произвести те изменения, которые Вы сочтете необходимыми для арктических условий.

Эти суда были бы временно переданы взаймы Советской России и плавали бы под советским флагом до тех пор, пока без ущерба для военных операций не смогут быть предоставлены итальянские суда.

Правительство Его Величества и Правительство Соединенных Штатов, каждое в отдельности, примут меры к тому, чтобы предоставить 20 000 тонн торговых судов, которые будут переданы в возможно скором времени и на тот срок, пока нельзя будет получить итальянские торговые суда без ущерба для намеченных важных операций “Оверлорд” и “Энвил” 62.

Эта альтернатива обладает тем преимуществом, что Советское Правительство смогло бы использовать суда гораздо раньше, чем в том случае, если бы их все пришлось переоборудовать и приспосабливать к северным водам. Таким образом, если наши усилия в отношении турок приняли бы благоприятный оборот и Проливы стали бы открытыми, эти суда были бы готовы для операций на Черном море. Мы надеемся, что Вы весьма тщательно рассмотрите эту альтернативу, которая, по нашему мнению, во всех отношениях превосходит первое предложение.

ЧЕРЧИЛЛЬ РУЗВЕЛЬТ

62 “Энвил” (английское слово, означающее наковальню) — условное обозначение операции по высадке союзных войск на южном побережье Франции, осуществленной 15 августа 1944 г.

№ 231

Получено 23 января 1944 года.

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ И ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА МАРШАЛУ СТАЛИНУ

В связи с нашей предыдущей телеграммой. Наш Объединенный Штаб представил следующие определенные рекомендации с подкрепляющими данными:

а) настоящее время является неподходящим для осуществления передачи захваченных итальянских судов ввиду предстоящих операций союзников;

b) предписывать передачу в данное время — это значило бы изъять необходимые итальянские ресурсы, ныне используемые в происходящих операциях, и помешать получению нами помощи, оказываемой в настоящее время итальянскими ремонтными базами. Это могло бы привести к затоплению итальянских военных судов и к потере итальянского сотрудничества и, следовательно, подвергло бы риску “Оверлорд” и “Энвил”;

c) передачу итальянских судов можно будет осуществить в самое ближайшее время, как только позволят операции.

ЧЕРЧИЛЛЬ РУЗВЕЛЬТ

№ 232

Получено 24 января 1944 года.

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Мы отправляем немедленно Посла Кларка Керра обратно к Вам для того, чтобы он мог разъяснить ряд трудностей, которые, хотя и кажутся сначала пустяковыми, могут превратиться в величайшее затруднение для нас обоих.

2. Я не могу пройти мимо исключительно плохого впечатления, создавшегося здесь в связи с сообщением “Правды”63, которое было предано Советским Правительством столь широкой официальной гласности. Даже лучшие друзья Советской России в Англии были сбиты с толку. Это сообщение тем более оскорбительно, что мы не можем понять его подоплеку. Вы знаете, как я уверен, что я никогда не стал бы вести переговоров с немцами отдельно и что мы сообщаем Вам, так же как Вы сообщали нам, о каждом предложении, которое они делают. Мы не думали о заключении сепаратного мира даже в тот год, когда мы были совсем одни и могли бы легко заключить такой мир без серьезных потерь для Британской Империи и в значительной степени за Ваш счет. Зачем бы нам думать об этом сейчас, когда дела у нас троих идут вперед к победе? Если что-либо имело место или что-либо было напечатано в английских газетах, что раздражает Вас, то почему Вы не можете направить мне телеграмму или же поручить Вашему Послу зайти и повидать нас по этому вопросу? Таким путем можно было бы избежать всего вреда, который был причинен, а также подозрений, которые были вызваны.

3. Каждый день я получаю длинные выдержки из журнала “Война и рабочий класс” 64, который, кажется, предпринимает постоянные нападки слева на нашу администрацию в Италии и политику в Греции. Принимая во внимание, что Вы имеете представителя в комиссии по делам Италии, мы должны были бы надеяться, что эти жалобы будут обсуждены там, и мы должны были бы услышать о них и разъяснить нашу точку зрения путем обмена мнениями между правительствами. Поскольку эти нападки делаются открыто в советских газетах, которые в иностранных делах, как это, правильно или неправильно, полагают, не отклоняются от политики Советского Союза, то расхождение между нашими правительствами становится серьезным парламентским вопросом. Я отложил выступление в Палате общин до тех пор, пока я не дождусь результатов битвы в Италии, протекающей совсем неплохо, однако через неделю или через 10 дней я должен буду выступить в Палате общин и коснуться вопроса, о котором я упомянул в этой телеграмме, поскольку я не могу позволить, чтобы обвинения и критика остались без ответа.

4. Я был весьма ободрен тем ощущением наших хороших отношений, которое я привез с собой из Тегерана, а также посланием, которое Вы направили мне через г-на Бенеша, и я стараюсь день и ночь, чтобы дело шло так, как Вы этого хотите, и так, как этого требуют интересы всех нас троих. Я уверен, что если бы мы были вместе, то эти трудности не возникли бы. Я работаю сейчас все время над тем, чтобы обеспечить успех второму фронту и развернуть его в гораздо большем масштабе, и моя работа затрудняется всякого рода булавочными уколами, о которых я упоминал. Конечно, несколько слов, сказанных Вами, разъяснили бы все это дело. Мы всегда были согласны с тем, чтобы писать откровенно друг другу, что я сейчас и делаю. Однако я надеюсь, что Вы повидаете Кларка Керра, когда он прибудет, и предоставите ему возможность объяснить более подробно положение так, как это должно быть между союзниками, которые не только спаяны вместе в войне, но и связаны нашим двадцатилетним договором.

5. Я еще не имел возможности протелеграфировать о переговорах с поляками потому, что я должен в вопросе такой большой важности знать, какова позиция Соединенных Штатов. Я надеюсь, однако, направить Вам послание через несколько дней.

6. Бригадир Маклин и мой сын Рандольф успешно спустились на парашютах в месторасположение штаб-квартиры Тито.

63 Имеется в виду опубликованное в “Правде” 17 января 1944 г. сообщение собственного корреспондента “Правды” из Каира, в котором указывалось, что, по сведениям из заслуживающих доверия источников, состоялась секретная встреча Риббентропа с английскими руководящими лицами с целью выяснения условий сепаратного мира с Германией.

64 Под таким названием выходил в годы войны журнал “Новое время”

№ 233

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну УИНСТОНУ ЧЕРЧИЛЛЮ И ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Я получил 23 января оба Ваших совместных послания, подписанных Вами, г-н Премьер-Министр, и Вами, г-н Президент, по вопросу о передаче в пользование Советского Союза итальянских судов.

Должен сказать, что после Вашего совместного положительного ответа в Тегеране на поставленный мною вопрос о передаче Советскому Союзу итальянских судов до конца января 1944 года я считал этот вопрос решенным и у меня не возникало мысли о возможности какого-либо пересмотра этого принятого и согласованного между нами троими решения. Тем более, что, как мы тогда уговорились, в течение декабря и января этот вопрос должен был быть полностью урегулирован и с итальянцами. Теперь я вижу, что это не так и что с итальянцами даже не говорилось ничего по этому поводу.

Чтобы не затягивать, однако, этого вопроса, имеющего столь важное значение для нашей общей борьбы против Германии, Советское Правительство готово принять Ваше предложение о переотправке из британских портов в СССР линейного корабля “Ройял Соврин” и одного крейсера и о временном использовании этих судов военно-морским командованием СССР до тех пор, пока не будут предоставлены Советскому Союзу соответствующие итальянские суда. Равным образом мы готовы будем принять от США и Англии суда торгового флота по 20 тысяч тонн, которые также будут использованы нами до тех пор, пока нам не будут переданы итальянские суда в таком же тоннаже. Важно, чтобы не было сейчас проволочки в этом деле и чтобы все указанные суда были бы переданы нам еще в течение февраля месяца.

В Вашем ответе, однако, ничего не говорится о передаче Советскому Союзу восьми итальянских эскадренных миноносцев и четырех подводных лодок, на передачу которых Советскому Союзу еще в конце января Вы, г. Премьер-Министр, и Вы, г. Президент, дали согласие в Тегеране. Между тем для Советского Союза главным является именно этот вопрос, вопрос о миноносцах и подводных лодках, без которых не имеет значения передача 1 линкора и 1 крейсера. Сами понимаете, что крейсер и линкор бессильны без сопровождающих их миноносцев. Поскольку в Вашем распоряжении находится весь военно-морской флот Италии, выполнение принятого в Тегеране решения о передаче в пользование Советскому Союзу 8 миноносцев и 4-х подводных лодок из этого флота не должно представлять затруднений. Я согласен и с тем, чтобы вместо итальянских миноносцев и подводных лодок Советскому Союзу было передано в наше пользование такое же количество американских или английских миноносцев и подводных лодок. При этом вопрос о передаче миноносцев и подводных лодок не может быть отложен, а должен быть решен одновременно с передачей линкора и крейсера, как это было между нами тремя условлено в Тегеране.

29 января 1944 года.

№ 234

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну УИНСТОНУ ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание от 24 января.

Я несколько опоздал с ответом ввиду большой перегруженности делами фронта.

Что касается сообщения “Правды”, то ему не следует придавать чрезмерного значения, как нет основания и оспаривать право газеты печатать сообщения о слухах, полученных от проверенных агентов газеты. Мы, русские, по крайней мере никогда не претендовали на такого рода вмешательство в дела британской печати, хотя имели и имеем несравнимо больше поводов для этого. Лишь очень небольшую часть сообщений, заслуживающих опровержения, из напечатанного в английских газетах опровергает наш ТАСС.

Если же говорить по существу вопроса, то я не могу согласиться с Вами, что Англия в свое время могла бы легко заключить сепаратный мир с Германией, в значительной мере за счет СССР, без серьезных потерь для Британской Империи. Мне думается, что это сказано сгоряча, так как я помню о Ваших заявлениях и другого характера. Я помню, например, как в трудное для Англии время, до включения Советского Союза в войну с Германией, Вы допускали возможность того, что Британскому Правительству придется перебраться в Канаду и из-за океана вести борьбу против Германии. С другой стороны, Вы признавали, что именно Советский Союз, развернув свою борьбу с Гитлером, устранил опасность, безусловно угрожавшую Великобритании со стороны Германии. Если же все-таки допускать, что Англия могла бы обойтись без СССР, то ведь не в меньшей мере это можно сказать и про Советский Союз. Мне не хотелось обо всем этом говорить, но я вынужден сказать об этом и напомнить о фактах.

О журнале “Война и рабочий класс” могу лишь сказать, что это профсоюзный журнал, за статьи которого Правительство не может нести ответственности. Впрочем, журнал, как и другие наши журналы, верен основному принципу — укреплению дружбы с союзниками, что не исключает, а предполагает и дружественную критику.

Как и у Вас, у меня остались хорошие впечатления от наших встреч в Тегеране и от нашей совместной работы.

По приезде г-на Керра я, конечно, с ним повидаюсь.

29 января 1944 года.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru