[Оглавление]


№ 344

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Поздравляю по случаю Вашего продвижения к Будапешту.

2. Мы теперь эффективно контролируем подступы к Антверпену, и я надеюсь, что каботажные суда пройдут дней через десять, а океанские корабли — через три или четыре недели. Это разрешает проблему северного фланга наступления на Германию. В Бельгии и Голландии имели место тяжелые бои, и только британская 21-я армейская группа за время после взятия Брюсселя потеряла из состава британских и находящихся под британским командованием войск свыше 40 000. Когда многочисленные мешки, а также осажденные порты, которые все еще держатся, будут ликвидированы, мы захватим такое количество пленных, которое будет значительно превосходить эту цифру.

3. Во время затишья на англо-американском фронте были проведены все приготовления для крупного наступления.

4. Ужасные проливные дожди снесли огромное количество наших мостов на итальянском фронте, и в настоящее время все движение остановилось.

5. Что касается Югославии, то я ожидаю возвращения д-ра Шубашича и результата его доклада Королю Петру. Я был весьма рад узнать, что на Короля Петра произвели благоприятное впечатление те сообщения, которые он до сих пор получал. Бригадир Маклин находится в настоящее время со мной и сообщает мне, насколько улучшилась атмосфера в главном штабе партизан, когда стало известно, что Россия и Британия работают совместно.

6. Хотя я ничего не сообщал Вам относительно Польши, Вы можете быть уверены, что я не предавался праздности. В настоящее время они все еще ведут переговоры с Правительством Соединенных Штатов Америки, и я не знаю, какой ответ мне удастся получить. Тем не менее я пользуюсь этим случаем для того, чтобы заверить Вас, что я остаюсь на той же позиции, на которой я стоял, когда мы расстались, и что Правительство Его Величества поддержит на любой конференции по перемирию или на мирной конференции советские претензии на линию, в отношении которой мы договорились. Окончание выборов в Соединенных Штатах будет большим облегчением.

Всяческие добрые пожелания.

5 ноября 1944 года.

№ 345

Получено 6 ноября 1944 года.

ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА МАРШАЛУ СТАЛИНУ

С великим удовольствием посылаю Вам свои поздравления по случаю годовщины основания Советского Государства. Желаю Вашей стране и Вам лично всяческих успехов как в Мирное, так и в военное время и молюсь о том, чтобы англосоветский союз был источником многих благ для наших обеих стран, для Объединенных Наций и для всего мира.

№ 346

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Ваше послание от 31 октября получил.

По просьбе Норвежского Правительства и в соответствии с Вашим предыдущим посланием мною дано распоряжение советским военным властям о приеме прибывающего из Англии в Мурманск норвежского военного отряда и об отправке его на освобожденную территорию Норвегии, где он будет находиться под общим руководством Советского Командования.

Что касается других норвежских военных групп, то принятие решения о них я считаю делом Норвежского Правительства.

У меня нет конкретных предложений об участии британских военно-морских сил в деле освобождения Норвегии. Всякое мероприятие, предпринятое с Вашей стороны для этой цели, приветствовалось бы.

7 ноября 1944 года.

№ 347

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И, В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Благодарю Вас за Ваше послание от 5 ноября.

С удовольствием узнал из Вашего послания, что подступы к такому важному порту, как Антверпен, находятся под Вашим надежным контролем. Надеюсь, что проводимые Вами приготовления для нового наступления идут успешно и что в недалеком будущем немцы снова почувствуют силу мощных ударов англо-американских войск.

В отношении Югославии у меня также имеются сведения, что положение развивается в благоприятном для союзников направлении. Д-р Шубашич собирается прибыть в Москву, чтобы информировать о результатах своих последних встреч с маршалом Тито. Мне кажется, что можно рассчитывать на создание объединенного югославского правительства уже в скором времени.

Что касается польских дел, то нельзя не признать, что г-н Миколайчик упускает много драгоценного времени, чем он снижает свои шансы.

Благодарю за поздравление по случаю продвижения советских войск к Будапешту, В Венгрии наши войска идут вперед, но им приходится преодолевать немалые трудности на своем пути. В отношении оставшихся в Латвии 32 германских дивизий нами принимаются все необходимые меры для ускорения их ликвидации. Дожди и туманы в последние дни сильно задерживали операции в этом районе. Это, однако, дало нам возможность усилить мероприятия для предстоящих решительных действий.

Теперь уже можно констатировать, что Президент победил на выборах и при этом добился большого успеха. В Советском Союзе это будет встречено как наша новая общая победа.

9 ноября 1944 года.

№ 348

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Бомбардировщики Королевских Воздушных Сил потопили “Тирпиц”. Давайте порадуемся этому вместе.

Здесь все шло очень хорошо, и крупные операции, о которых я упоминал в моей последней телеграмме, быстро развертываются. Я отправлюсь сегодня вечером сначала во французский главный штаб, а затем в главный штаб Соединенных Штатов.

Всяческие добрые пожелания.

Париж, 12 ноября 1944 года.

№ 349

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Весть о том, что британские самолеты потопили “Тирпиц”, нас весьма обрадовала. Британские летчики законно могут гордиться этим делом.

Желаю успеха крупным операциям, о начале которых Вы сообщили.

Шлю Вам наилучшие пожелания.

13 ноября 1944 года.

№ 350

 Отправлено 16 ноября 1944 года.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ ВЕЛИКОБРИТАНИИ г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ

Благодарю Вас за Ваши поздравления и добрые пожелания Советскому Союзу по случаю годовщины создания Советского Государства. Уверен, что крепнущий союз наших стран послужит на благо делу победы над общим врагом и делу прочного мира во всем мире.

И. СТАЛИН

№ 351

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Вы, несомненно, пожелаете получить некоторую информацию о нашей поездке в Париж. Мне был оказан действительно замечательный прием со стороны приблизительно полумиллиона французов на Елисейских полях, а также в штабе Движения Сопротивления в Отель де Билль. Я также возобновил дружественные личные отношения с де Голлем.

2. Я заметил, что французская пресса и другие источники распространяют сообщения, что мы в Париже приняли решение о всякого рода делах. Вы можете быть уверены, что мы вели переговоры по важным вопросам, исходя из того, что все, о чем мы говорили, должно быть представлено трем великим державам на рассмотрение. Идеи и я имели двухчасовую беседу с де Голлем и двумя или тремя лицами из его окружения после завтрака 11-го. Де Голль задал ряд вопросов, которые показали. мне, насколько мало французы информированы о том, что решено или что происходит. Он хочет получить вполне современное снаряжение еще для восьми дивизий, которое может быть поставлено только американцами. Верховная ставка союзных экспедиционных сил не без основания утверждает, что эти дивизии не будут готовы для участия в разгроме Германии на поле боя и что тоннаж нужно концентрировать на удовлетворении нужд действующих вооруженных сил, которые должны выиграть зимние и весенние сражения. Я поддержал этот аргумент.

3. В то же самое время я сочувствую их желанию взять на себя еще некоторые участки фронта, принять максимально возможное участие в борьбе или в той части ее, которая остается,— а борьба может быть еще длительной — и не вступать в Германию в качестве так называемого победителя, который не воевал. Я заметил, что это вопрос чувств, который тем не менее должен быть принят во внимание. Франции важно иметь готовую армию для выполнения той задачи, которую ей действительно придется взять на себя, а именно: во-первых, ее обязательства по поддержанию мира и порядка во Франции в тылу наших войск и, во-вторых, позднее помочь тому, чтобы держать в подчинении некоторые части Германии.

4. В этом втором вопросе они весьма сильно настаивали на своем участии в оккупации Германии не просто в качестве участника, подчиненного британскому или союзному командованию, а в качестве оккупирующей силы, подчиненной французскому командованию. Я выразил свое сочувствие этому и настоятельно просил их изучить тип той армии, которая будет пригодна для этой цели, то есть армии, которая во всех отношениях сильно отличается от армии, организованной в дивизии, необходимой для того, чтобы сломить сопротивление современной закаленной в боях армии. Этот аргумент произвел на них впечатление, но тем не менее они настаивали на своем мнении.

5. Я видел сообщение агентства Рейтер, несомненно неофициально исходящее из Парижа, о том, что было договорено, что Франции будут предоставлены некоторые районы — Рур, Рейнская область и прочее,— которые будут заняты гарнизонами ее войск. Это не соответствует действительности, и ясно, что ничего подобного этому не может быть решено в таком вопросе, кроме как по соглашению с Президентом и Вами. Все то, что я сказал де Голлю по этому поводу, сводилось к тому, что мы разделили Германию на русскую и британскую сферы и сферу Соединенных Штатов; грубо говоря, у русских — восток, у британцев — север, а у американцев — юг. Далее, говоря за Правительство Его Величества, я сказал, что мы, конечно, предпочли бы, чтобы французы взяли на себя ту часть, которая соответствует их возможностям, но что все это должно быть решено за межсоюзническим столом. В этом же духе я телеграфирую Президенту. Мы не пытались решать что-либо окончательно или заключать определенные соглашения.

6. Однако ясно, что имеется ряд вопросов, которые настоятельно требуют решения на уровне более высоком, чем уровень главных командований, и без такого решения главным командованиям нельзя будет дать никаких руководящих указаний, и это, кажется, еще более усиливает желательность встречи между нами тремя и французами в самом близком будущем. В этом случае французы участвовали бы в обсуждении некоторых вопросов и не участвовали бы в обсуждении других вопросов.

7. Вообще я чувствовал, что имею дело с организованным правительством, опирающимся на широкую базу и быстро крепнущим, причем я уверен, что мы поступили бы крайне неблагоразумно, если бы сделали что-либо, что ослабило бы это правительство в глазах Франции в это трудное, критическое время. Я твердо ощущал стабильность, и мне думалось, что мы спокойно можем больше посвящать их в наши дела.

16 ноября 1944 года.

№ 352

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Благодарю Вас за Вашу информацию о беседах с де Голлем. Я с интересом ознакомился с Вашими сообщениями. Я ничего не имею против Вашего предложения о возможной встрече между нами троими и французами, если и Президент с этим согласен, но надо сперва сговориться окончательно о времени и месте встречи нас троих.

Генерал де Голль высказал недавно свое желание прибыть в Москву для установления контакта с руководителями Советского Правительства. Мы ответили согласием. Прибытие в Москву французов ожидается к концу этого месяца. Французы еще не назвали вопросов, которые они хотели бы обсудить. Во всяком случае, после бесед с де Голлем я информирую Вас об этом.

20 ноября 1944 года.

№ 353

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Сегодня доктор Шубашич уезжает из Москвы после кратковременного пребывания. Я имел беседу с ним, а также с заместителем председателя Национального Комитета Карделем и Югославским Послом Симичем. В беседе выяснилось, что соглашение, которого достигли маршал Тито и Шубашич об организации объединенного югославского правительства, может принести пользу Югославии и не следует откладывать проведение в жизнь этого соглашения. Вы, должно быть, информированы об этом соглашении и, как я надеюсь, согласитесь с этим, особенно после беседы с Шубашичем, который сейчас возвращается в Лондон. Теперь, когда Белград освобожден от немцев, а югославы — и сербы, и хорваты, и словенцы, и другие — готовы объединиться и работать вместе, поддержка этих объединенных усилий народов Югославии со стороны наших правительств будет новым ударом по гитлеровцам и немало поможет общему делу союзников.

24 ноября 1944 года.

№ 354

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ

1. Ваше послание от 20 ноября. Я рад, что де Голль выезжает к Вам, и я надеюсь, что Вы обсудите все вопросы. В прессе были кое-какие разговоры о западном блоке. Я еще не обдумывал этого. Я прежде всего надеюсь на то, что наш договор о союзе и тесное сотрудничество с Соединенными Штатами будут оплотом мировой организации, призванной обеспечивать и поддерживать мир в измученном мире. Лишь только после создания любой такой международной организации и в порядке подчинения ей могли бы быть созданы в целях более тесной дружбы европейские объединения, и по этим вопросам у нас не будет никаких секретов от Вас, причем мы полностью уверены, что Вы также будете нас держать в курсе того, что Вы думаете и в чем Вы нуждаетесь.

2. Битва на Западе носит ожесточенный характер; грязь ужасная. Главное столкновение происходит на оси Экс-ла-Шапелль — Кельн. Оно еще ни в коем случае не решено в нашу пользу, хотя у Эйзенхауэра имеются еще значительные резервы, которые могут быть введены в бой. К северо-западу войска Монтгомери, обращенные лицом на север, удерживают немцев на линии голландской части Мааса. Эта река позволяет нам экономить силы на этом фронте. На востоке мы медленно, но неуклонно продвигаемся и связываем противника непрерывными боями. Нужно приветствовать захват Меца и оттеснение противника в направлении Рейна, как замечательную победу американцев. На юге французы одержали блестящие успехи, в частности достигнув на широком фронте Рейна и захватив Страсбург, причем эти молодые французские солдаты в возрасте от 18 лет до 21 года показывают себя достойными славной возможности очистить землю Франции. Я высокого мнения о генерале Делатр де Тассиньи. Де Голль и я ездили туда для того, чтобы наблюдать начало этого сражения с удобного для обзора пункта. Однако ночью выпал снег толщиной в один фут, и оно было отложено на три дня.

3. Через неделю или десять дней, вероятно, будет возможно установить, будут ли германские армии решительно разгромлены к западу от Рейна. Если да, то мы сможем продолжать вести бои, несмотря на погоду. В противном случае в течение сурового периода зимы может иметь место некоторое затишье, после чего еще один крупный натиск должен будет сломить организованное сопротивление немцев на Западе.

4. Думаете ли Вы, что будет суровая зима и что это будет благоприятным для Вашей стратегии? Нам всем очень понравилась Ваша последняя речь. Пожалуйста, не премините уведомить меня в частном порядке, если возникнут какие-либо трудности с тем, чтобы мы могли устранить их и с наибольшей силой сжимать нацизм в тисках, которые уже смыкаются.

25 ноября 1944 года.

№ 355

 Отправлено 29 ноября 1944 года.

ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Сердечно поздравляю Вас с днем рождения. Шлю Вам мои дружеские пожелания здоровья и бодрости на долгие годы на благо нашего общего дела.

№ 356

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Адмиралтейство просило меня обратиться к Вам за помощью по небольшому, но важному делу. Советский Военно-Морской Флот информировал Адмиралтейство о том, что в захваченной в Таллине подводной лодке были обнаружены две германские акустические торпеды Т-5. Это единственный известный тип торпед, управляемых на основе принципов акустики, и он является весьма эффективным не только против торговых судов, но и против эскортных кораблей. Хотя эта торпеда еще не применяется в широком масштабе, при помощи ее было потоплено или повреждено 24 британских эскортных судна, в том числе 5 судов из состава конвоев , направляемых в Северную Россию.

2. Наши специалисты изобрели особый прибор, который обеспечивает некоторую защиту от этой торпеды и который установлен на британских эсминцах, используемых в настоящее время Советским Военно-Морским Флотом. Однако изучение образца торпеды Т-5 было бы крайне ценным для изыскания контрмер. Адмирал Арчер просил советские военно-морские власти, чтобы одна из двух торпед была немедленно предоставлена для изучения и практического испытания в Соединенном Королевстве. Мне сообщают, что советские военно-морские власти не исключают этой возможности, но что вопрос все еще находится на рассмотрении.

3. Я уверен, что Вы признаете ту большую помощь, которую Советский Военно-Морской Флот может оказать Королевскому Военно-Морскому Флоту, содействуя немедленной отправке одной торпеды в Соединенное Королевство, если я напомню Вам о том, что в течение многих истекших месяцев противник готовился начать новую кампанию подводной войны в большом масштабе при помощи новых подводных лодок, обладающих особенно большой скоростью под водой. Это привело бы к увеличению всякого рода трудностей в деле переброски войск Соединенных Штатов и снабжения через океан на оба театра войны. Мы считаем получение одной торпеды Т-5 настолько срочным делом, что мы были бы готовы направить за торпедой британский самолет в любое удобное место, назначенное Вами.

4. Поэтому я прошу Вас обратить Ваше благосклонное внимание на это дело, которое становится еще более важным ввиду того, что немцы, возможно, передали чертежи этой торпеды японскому военно-морскому флоту. Адмиралтейство будет радо предоставить Советскому Военно-Морскому Флоту все результаты своих исследований и экспериментов с этой торпедой, а также любую новую защитную аппаратуру, сконструированную впоследствии.

30 ноября 1944 года.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru