[Оглавление]


№ 357

СРОЧНОЕ, ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Мы очень сожалеем о происшедшем в Югославии 7 ноября несчастном случае, который привел к гибели ценных русских людей в результате ошибки союзной авиации 80. Во избежание возможного повторения подобного случая при существующих обстоятельствах Объединенный Штаб ограничил операции англо-американских вооруженных сил на широком фронте районом, расположенным к югу от линии, проведенной в юго-восточном направлении от Сараево через Прилеп к югославской границе с Грецией. Это ограничение фактически парализовало эффективные операции, которые мы до сих пор предпринимали против путей отступления немцев из Югославии, и оно, несомненно, позволит большому количеству немцев уйти в северном направлении без потерь. Такое положение дел только в интересах нашего общего врага.

2. С целью предоставления всем союзным вооруженным силам наибольшей свободы действий против немцев с одновременным уменьшением возможности несчастных случаев Британская и Американская Военные Миссии в Москве обсуждают с Вашим штабом вопрос о том, чтобы принять пересмотренную границу района, в котором можно будет осуществлять воздушные налеты. Эта новая граница идет вдоль хорошо заметных наземных ориентиров, и, обеспечивая безопасность русских вооруженных сил, она в то же время позволит производить воздушные налеты на линии коммуникаций противника и дороги, которые являются путями его отхода.

3. Я уверен, что Вы не пожелали бы ограничить наши операции против отступающего противника при (условии, что эти операции можно будет осуществлять без риска налетов на дружественные вооруженные силы, и я надеюсь, что Вы дадите указания Вашему штабу согласиться на эту новую границу, как на временную меру, которая, как меня заверяют, достаточно обеспечивает русские вооруженные силы.

4. Я телеграфирую Вам дополнительно по вопросу о более постоянных и удовлетворительных мерах для обеспечения связи между англо-американскими и русскими вооруженными силами на Балканах, что представляется существенно важным, если мы хотим причинить максимальный ущерб противнику и одновременно избежать возможности налетов на дружественные вооруженные силы.

1 декабря 1944 года.

80 7 ноября 1944 г. между городами Ниш и Алексинац (Югославия) группа американских военных самолетов атаковала колонну советских войск и завязала воздушный бой с вылетевшими для их прикрытия советскими истребителями. В результате налета советские войска понесли потери, с обеих сторон было сбито несколько самолетов. В ответ на представление советских органов по этому поводу глава американской военной миссии в СССР сообщил 20 ноября 1944 г., что в результате расследования был установлен факт ошибочного нападения американских самолетов на советские войска.

№ 358

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Что касается западного блока, то я пока об этом мало информирован, газетные же сообщения противоречивы. Я благодарен Вам за обещание информировать о том, какое развитие получит этот вопрос, и готов взаимно делать то же самое,

Я с интересом ознакомился с Вашим сообщением о военных операциях на Западе. Погода, действительно, теперь сильно мешает развитию операций.

Я не премину воспользоваться Вашим добрым советом и сообщать Вам, если будет что-либо заслуживающее особого внимания.

1 декабря 1944 года.

№ 359

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Горячо благодарю Вас за Ваше весьма любезное послание по случаю дня моего рождения, которое в прошлом году я отмечал, имея Вас и Президента Соединенных Штатов рядом со мной. С тех пор мы добились огромных успехов, и мы можем надеяться, что если мы будем продолжать наши усилия с максимальной быстротой и с наибольшей энергией и целеустремленностью, то это приведет к окончательному уничтожению гитлеризма в будущем году. Я особенно приветствую выраженное в Вашем послании пожелание о том, чтобы наша дружба и личные отношения продолжались в будущем не только в полных опасностей условиях войны, но также и при разрешении проблем мира.

2 декабря 1944 года.

№ 360

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

По всем данным, де Голль и его французские друзья, прибывшие в Советский Союз, поставят два вопроса.

1. О заключении франко-советского пакта о взаимопомощи, аналогичного с англо-советским пактом.

Нам трудно возражать. Но я хотел бы знать Ваше мнение по этому вопросу. Прошу дать Ваш совет.

2. Вероятно, что де Голль поставит вопрос об изменении восточной границы Франции с расширением французской границы до левого берега Рейна. Известно также, что существует проект об образовании Рейнско-Вестфальской области под международным контролем 81. В этом контроле, возможно, предусматривается также участие Франции. Таким образом, предложение французов о перенесении границы на Рейн будет конкурировать с проектом создания Рейнской области под международным контролем.

Прошу дать совет и по этому вопросу.

Аналогичное послание я отправил Президенту.

2 декабря 1944 года.

81 Имеется в виду план образования зоны под международным контролем в составе Рурской, Вестфальской и Саарской областей, выдвинутый в октябре 1944 г. Черчиллем и Иденом в ходе переговоров с И. В. Сталиным в Москве.

№ 361

СРОЧНОЕ, ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Я прошу Вас лично прочитать приложенную при сем телеграмму, направленную генералу Дину и другим, кого это касается 82, в особенности пункт 1 и пункт 2. Было бы плохо, если бы эти гитлеровские колонны ускользнули по тем горным дорогам, на которые мы можем сбросить значительный груз бомб. Поэтому прошу Вас расширить границы районов наших бомбардировок. Новые границы дадут возможность производить мощные, даже уничтожающие налеты на отступающего врага. Прошу предоставить нам эту возможность сейчас.

2. Но лучше всего было бы установить разумную и товарищескую связь между нашими фронтовыми штабами. Любое соединение противника, которое ускользнет, позднее встретит нас обоих на сильных позициях. Давайте ударим по ним, пока мы можем это сделать. Мы надеемся, что Ваши люди поймут, что мы должны действовать дальше, основываясь на том, что изложено в пункте 3 и пункте 4 прилагаемой телеграммы. Я рассчитываю, что для экономии времени Вы направите приказы или ответы всем соответствующим учреждениям прежде, чем снова будете писать мне или другим.

Шлю всяческие наилучшие пожелания.

2 декабря 1944 года.

82 К посланию Черчилля была приложена следующая телеграмма от 27 ноября 1944 г., направленная английским генералом Вильсоном англоамериканскому объединенному штабу, а также в Лондон английским начальникам штабов и в Москву генералу Дину:

“1. Немцы уходят из Югославии. Для нас и для русских важно, чтобы они подвергались нападениям. Строгое соблюдение нынешней временной линии для бомбардировок, предписанной нашим войскам и совпадающей с лишенной ориентиров прямой линией, проведенной на карте от Сараево до Прилепа, фактически приведет к прекращению всех действий союзников, предпринимаемых с воздуха против дезорганизованных и отступающих немцев. Эта временная линия в действительности изъяла бы из пределов наших действий наиболее подходящие объекты, расположенные вдоль свободных еще путей отхода для немцев, отступающих из Южной Югославии.

2. Например, в течение последних нескольких дней были заметны значительные передвижения на главном пути отхода Нови Пазар — Приеполе — Вишеград. В течение этого же времени разведкой были обнаружены шесть пунктов крупной концентрации средств транспорта между Рогатица и Нови Пазар. Эти пункты концентрации, как сообщают, растянуты в длину от трех до восьми миль. При строгом соблюдении установленной ныне временной линии для бомбардировок эти подходящие объекты оказались бы вне наших действий с воздуха. Как известно, район Сараево становится все более важным для немцев, поскольку там концентрируются их войска и базы снабжения, однако при нынешней линии для бомбардировок этот район оказался бы вне пределов союзных атак с воздуха.

3. Во всем районе Скутари — Подгорица имеются также две немецкие дивизии. Вероятным путем отхода этих дивизий будет Подгорица — Матешево и затем через Колашин или Беране — Приеполе — Сараево. Первая часть этого пути при нынешних условиях открыта для наших налетов. Однако большая часть этого пути находилась бы под защитой временной линии для бомбардировок, что не позволило бы нашим воздушным силам предпринять действия против этих концентраций войск.

4. Вместо прямой линии для бомбардировок, идущей от Сараево до Прилепа, мы предлагаем следующую линию для бомбардировок, которая идет вдоль определенных заметных ориентиров, как например коммуникационные линии и дороги противника, являющиеся путями его отхода, причем эта линия оставила бы эти пути на нашей стороне. Мы предлагаем провести эту временную линию для бомбардировок следующим образом: делается ссылка на (воздушную) карту Европы 11—500000, причем все пункты включены в пределы действия наших воздушных сил: дороги Сараево — Мокро — Соколац — Рогатица — Пешуици — Добрун — Увац — Приеполе — Зеница, затем (не включены в пределы действия наших воздушных сил) Швивдо — Крстаца — река Десница — Виока, затем (включены в пределы действия наших воздушных сил) дорога Беране — Подгорица — Скутари. В пределах этой территории районы, известные как находящиеся в руках партизан, не будут подвергаться налетам.

Очевидно, что эта линия должна изменяться почти ежедневно в соответствии с информацией, которая нам будет предоставляться в отношении местонахождения советских передовых частей.

Желательно подчеркнуть, что, хотя некоторые из этих пунктов находятся на нашей стороне линии для бомбардировок, это ни в коей мере не препятствует русским военно-воздушным силам производить налеты на любые из этих пунктов, где могут иметься объекты. В действительности эта линия дает возможность нашим военно-воздушным силам, так же как и русским военно-воздушным силам, производить на них налеты.

Передовые советские и партизанские линии, насколько это известно нам на сегодняшний день, проходят следующим образом: Болевци — Обреновац — Лайковац — Валево — Кралево — Митровица — Приштина — Призрен — Леш.

Просим вашего разрешения на эту исправленную линию для бомбардировок, а также просим о том, чтобы вы немедленно известили об этом русских.

Далее, просим вас настаивать на немедленном установлении полевой, связи и просим, чтобы никакие дальнейшие обязательства в отношении линии для бомбардировок в этом районе не устанавливались без предварительного согласования с нами”.

№ 362

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА

1. Я виделся с г-ном Миколайчиком, который объяснил мне причину своей отставки. Короче говоря, положение дел было таково, что он не мог рассчитывать на поддержку его политики со стороны влиятельных групп своего кабинета и поэтому не был в состоянии на настоящей стадии заключить соглашение на основе переговоров между нами во время нашей недавней встречи в Москве.

2. Теперь делаются попытки сформировать другое польское правительство, в котором г-н Микрлайчик, г-н Ромер и Посол Рачинский отказались участвовать. Смена премьер-министров не затрагивает официальных отношений между государствами. Стремление Правительства Его Величества к восстановлению сильной и независимой Польши, дружественной по отношению к России, остается неизменным. Нам приходится иметь дело с Польским Правительством по практическим вопросам и в особенности по вопросу управления значительными польскими вооруженными силами, насчитывающими свыше 80 000 прекрасных бойцов, находящихся под нашим оперативным командованием. Эти войска вносят теперь заметный вклад в военные усилия Объединенных Наций в Италии, Голландии и в других местах. Наше отношение к любому новому польскому правительству должно быть поэтому корректным, хотя оно, конечно, будет холодным. С таким правительством у нас, конечно, не может быть таких же близких отношений, преисполненных доверия, какие у нас были с г-ном Миколайчиком или с его предшественником, покойным генералом Сикорским, и мы сделаем все, что в наших силах, для обеспечения того, чтобы деятельность этого правительства не создавала угрозы единству между союзниками.

3. Предполагают, что подобное правительство, даже когда оно будет сформировано, продержится недолго. И в самом деле, после моих бесед с г-ном Миколайчиком я не был бы удивлен, если бы увидел его снова у власти с возросшим престижем и с необходимыми полномочиями для выполнения программы, обсуждавшейся между нами в Москве. Такой исход был бы тем более благоприятным, что своей отставкой г-н Миколайчик самым убедительным образом показал, что он и его друзья являются поборниками хороших отношений Польши с Россией.

4. Поэтому я надеюсь, что Вы согласитесь с тем, что следует использовать наше соответственное влияние на поляков здесь и на поляков в Люблине, чтобы помешать любым шагам любой из сторон, которые могли бы усилить напряжение между ними и таким образом затруднить задачу г-на Миколайчика, когда он, как я надеюсь, снова возьмется за нее в недалеком будущем. Он настроен оптимистически, и он по-прежиему очень хочет достичь удовлетворительного решения вопроса. Я не вижу причин, почему бы он не вышел из этого кризиса в качестве деятеля, еще более необходимого, чем ранее, для дела восстановления Польши.

3 декабря 1944 года.

№ 363

СРОЧНО ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Ввиду нашей договоренности о совместной политике в отношении Югославии я направляю Вам копию телеграммы, которую я с большим сожалением был вынужден послать маршалу Тито 83. Я буду весьма рад узнать Ваше мнение.

3 декабря 1944 года.

83 В этой телеграмме Черчилль указывал Тито на ряд случаев, когда югославские офицеры отказывались от сотрудничества с английскими. Это, заявлял Черчилль, не может не помешать “достижению наших общих целей”. “Со времени нашей встречи,— писал далее Черчилль,— я всегда питал большие надежды, которые, как я был уверен, Вы разделяли, что между Вашими и нашими войсками должны существовать тесные и дружественные отношения. Действительно, только таким образом наши общие ресурсы смогут быть наилучшим образом использованы. Поэтому я самым серьезным образом прошу Вас дать указание Вашим офицерам в этом смысле и обеспечить, чтобы нашим войскам были бы предоставлены все возможности для сотрудничества с Вашими так, чтобы дать возможность использовать в полном масштабе союзные военные усилия”.

Черчилль сообщал также Тито, что он рассмотрел проект соглашения между Тито и Шубашичем (см. примечание № 84) и полагает, что это соглашение “может явиться базой для взаимопонимания”. Черчилль уведомлял Тито о том, что копию данной телеграммы он направит И. В. Сталину.

№ 364

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Встреча с генералом де Голлем дала возможность для дружественного обмена мнениями по вопросам франко-советских отношений. Во время беседы, как я предполагал, генерал де Голль коснулся двух главных вопросов: о границе Франции на Рейне и о заключении франко-советского пакта взаимопомощи по типу англо-советского договора.

Что касается границы Франции на Рейне, то я высказался в том смысле, что этот вопрос нельзя решать без ведома и согласия главных наших союзников, войска которых ведут освободительную борьбу против немцев на территории Франции, Я подчеркнул сложность разрешения этого вопроса.

По поводу предложения о франко-советском пакте взаимопомощи я указал на необходимость всестороннего изучения этого вопроса, на необходимость выяснения юридической стороны такого пакта, в частности вопроса о том, кто будет ратифицировать такой пакт во Франции в настоящих условиях. Таким образом, французы еще должны будут дать ряд разъяснений, которых мы от них пока не получили.

Посылая Вам настоящее сообщение, я буду благодарен Вам за Ваш ответ и Ваши замечания по этим вопросам.

Такое же послание я отправил Президенту.

Шлю Вам наилучшие пожелания.

3 декабря 1944 года.

№ 365

СРОЧНОЕ, ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Ссылаюсь на Вашу телеграмму о визите генерала де Голля и о двух вопросах, которые он поставит. У нас не имеется никаких возражений против франко-советского пакта о взаимной помощи, подобного англо-советскому пакту. Напротив, Правительство Его Величества считает его желательным и рассматривает его в качестве дополнительного звена между нами всеми. В самом деле, мы также думаем, что возможно было бы лучше всего, если бы мы заключили трехсторонний договор между нами тремя, который включил бы в себя наш существующий англо-советский договор с какими-либо улучшениями. Таким путем обязательства каждого из нас стали бы тождественными и координированными. Прошу Вас уведомить меня, нравится ли Вам эта мысль. Я надеюсь, что она Вам понравится. Мы, конечно, оба должны будем информировать Соединенные Штаты.

2. Решение вопроса о перенесении восточной границы Франции на левый берег Рейна или альтернативно о создании Рейнско-Вестфальской провинции под международным контролем вместе с другими альтернативами следовало бы отложить до мирной конференции. Однако нет причин, по которым при встрече глав трех правительств мы не должны были бы подойти гораздо ближе к выводам по всем этим вопросам, чем мы это делали до сих пор. Как Вам известно, Президент не считает, что генерал де Голль должен участвовать во встрече трех. Я хотел бы надеяться, что это можно было бы изменить так, чтобы он принял участие позднее, когда стали бы обсуждаться решения, особо затрагивающие Францию.

3. Тем временем не будет ли целесообразно поручить Европейской Консультативной Комиссии, заседающей в Лондоне, членом которой является Франция, исследовать вопрос для нас всех без того, чтобы это связывало каким-либо образом глав правительств.

4. Я держу Президента в курсе дела.

5 декабря 1944 года.

№ 366

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА

Ваш ответ на мое послание о франко-советском пакте и о границе Франции на Рейне получил. Благодарю за совет.

К моменту получения Вашего ответа мы уже начали переговоры с французами о пакте. Ваше предложение о предпочтительности трехстороннего англо-франко-советского пакта с улучшением по сравнению с англо-советским пактом я и мои коллеги одобрили. Мы сделали де Голлю предложение о заключении такого трехстороннего пакта, но еще не имеем его ответа.

Я опоздал с ответом на другие Ваши послания. Надеюсь скоро ответить.

7 декабря 1944 года.

№ 367

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Ваше послание о г-не Миколайчике получил.

За время, прошедшее после последней встречи с г-ном Миколайчиком в Москве, стало ясно, что он не способен помочь разрешению польских дел. Напротив, выяснилась его отрицательная роль. Выяснилось, что его переговоры с Польским Национальным Комитетом служат прикрытием для тех элементов, которые из-за его спины вели преступную террористическую работу против советских офицеров и вообще против советских людей на территории Польши. Мы не можем мириться с таким положением. Мы не можем мириться с тем, что поощряемые польскими эмигрантами террористы убивают наших людей в Польше, ведут преступную борьбу против советских войск, освобождающих Польшу. В этих людях мы видим союзников нашего общего врага, а их радиопереписка с г-ном Миколайчиком, которую мы перехватили у арестованных на территории Польши агентов польских эмигрантов, разоблачает не только их коварные планы, но и бросает тень на самого г-на Миколайчика и его людей.

Министерские перестановки в польском эмигрантском правительстве теперь не представляют серьезного интереса. Это все то же топтание на месте людей, оторвавшихся от национальной почвы, не имеющих связей с польским народом. В то же время Польский Комитет Национального Освобождения сделал серьезные успехи в укреплении своих национальных, демократических организаций на территории Польши, в практическом проведении земельной реформы в пользу крестьян, в расширении организации своих польских войск и пользуется у польского населения большим авторитетом.

Я считаю, что теперь наша задача заключается в том, чтобы поддержать Польский Национальный Комитет в Люблине и всех тех, кто хочет и способен работать вместе с ним. Это особенно важно для союзников, имея в виду задачу ускорить разгром немцев.

8 декабря 1944 года.

№ 368

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Оба Ваши послания от 2 декабря получил. Конечно, мы должны обеспечить полную согласованность и эффективность наших действий против немцев в Югославии. Мне докладывали о полученном 29 ноября предложении Начальников Объединенных Штабов -установить новую границу действий советских и союзных воздушных сил в Югославии. Как Вам, вероятно, уже известно, еще 3 декабря наш Генеральный Штаб дал свое согласие на установление этой границы по линии Сараево — Мокро — Саколац — Бабрун — Увац — Приеполье — Сьеница — Печ, через Прилеп до южной границы Югославии, причем Печ и Прилеп остаются в сфере действия советской авиации, и далее по южной границе Болгарии. Полагаю, что эта граница отвечает Вашим пожеланиям.

Остальные вопросы, я надеюсь, наши военные представители смогут урегулировать между собою.

8 декабря 1944 года.

№ 369

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

1. Весьма благодарен Вам за обе Ваши телеграммы от 8 декабря, которые мы тщательно изучим. Мы должны обеспечить, чтобы наши постоянные и лояльные отношения не были нарушены в случае, когда второстепенные события развиваются не совсем гладко. Я пошлю Вам новую телеграмму относительно польских дел, когда я проконсультируюсь с Министром Иностранных Дел.

2. Мне сообщают, что установление бомбардировочной линии производится нашими военными экспертами. Я напишу Вам снова через несколько дней. Шлю наилучшие поздравления по случаю успехов Ваших армий на Юге.

10 декабря 1944 года.

№ 370

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Я сообщил генералу де Голлю о Вашем мнении относительно предпочтительности англо-франко-советского пакта о взаимной помощи и высказался за принятие Вашего предложения. Однако генерал де Голль настаивал на заключении франко-советского пакта, высказываясь за то, чтобы тройственный пакт был заключен на следующем этапе, так как этот вопрос требует подготовки. К этому времени пришло послание Президента, который сообщил, что у него нет возражений против франко-советского пакта. В результате мы договорились о заключении пакта, и сегодня он был подписан. Пакт будет опубликован после приезда генерала де Голля в Париж. Я считаю, что визит де Голля дал положительные результаты и будет способствовать не только укреплению франко-советских отношений, но и явится вкладом в общее дело союзников.

10 декабря 1944 года.

№ 371

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ

1. Получил Ваше послание с копией Вашего письма маршалу Тито.

Прежде чем высказать свое мнение по затронутым Вами вопросам в послании на имя маршала Тито, я хотел бы получить мнение самого маршала Тито по этим вопросам. Я подтверждаю Ваше заявление, что Советское и Британское Правительства договорились в Москве о проведении, поскольку это возможно, совместной политики в отношении Югославии. Надеюсь, что Вы сможете договориться с маршалом Тито и что Вы поддержите достигнутое между ним и г-ном Шубашичем соглашение 84.

2. Получил Ваше послание о немецкой торпеде Т-5. Советскими моряками действительно были захвачены две немецкие акустические торпеды, которые сейчас изучаются нашими специалистами. К сожалению, мы лишены возможности уже сейчас послать в Англию одну из указанных торпед, так как обе торпеды имеют повреждения от взрыва, вследствие чего для изучения и испытания торпеды пришлось бы поврежденные части одной торпеды заменять частями другой, иначе ее изучение и испытание невозможно. Отсюда две возможности: либо получаемые по мере изучения торпеды чертежи и описания будут немедленно передаваться Британской Военной Миссии, а по окончании изучения и испытаний торпеда будет передана в распоряжение Британского Адмиралтейства, либо немедля выехать в Советский Союз британским специалистам и на месте изучить в деталях торпеду и снять с нее чертежи. Мы готовы предоставить любую из двух возможностей.

14 декабря 1944 года.

84 Соглашение, заключенное Шубашичем и Тито 1 ноября 1944 г., предусматривало создание в Югославии регентского совета и образование единого югославского правительства из представителей Национального комитета освобождения и королевского правительства.

№ 372

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Весьма благодарен Вам за Ваше послание от 14-го о югославских делах. Я еще не имею ответа от маршала Тито на мое последнее послание, но я сообщу Вам, как только я его получу.

Д-р Шубашич сообщает, что Вы внушали ему и представителю маршала Тито, который его сопровождал, что Советское и Британское Правительства проводят совместную политику в отношении Югославии. Я уверен, что это очень поможет делу облегчения достижения удовлетворительной договоренности между маршалом Тито и Югославским Правительством.

Г-н Идеи встречался с д-ром Шубашичем, который разъяснил ему соглашение, достигнутое им с маршалом Тито. Если взять это соглашение вместе с добавлениями, на которые маршал Тито дал согласие по возвращении д-ра Шубашича в Белград из Москвы, то нам кажется, что оно представляет удовлетворительную основу для построения новой федеральной Югославии, где все лояльные югославы смогут сыграть свою роль. Я уверен, что Вы согласитесь с тем, что важным является то, чтобы югославский народ в целом имел, как только это позволят условия, полную свободу принять решение как по вопросу о монархии, так и в отношении новой федеральной конституции. При наличии доброй воли и лояльности среди югославов эта возможность свободного принятия решения, кажется, обеспечивается соглашением Тито — Шубашич. Г-н Идеи и я встретимся с Королем на этой неделе для того, чтобы обсудить с ним весь этот вопрос, и я, конечно, сообщу Вам результат.

Тем временем я разъясняю эти дела Правительству Соединенных Штатов в надежде, что я смогу убедить его придерживаться той же линии, что и мы.

19 декабря 1944 года.

№ 373

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Вчера вечером я второй раз смотрел фильм “Кутузов”, который Вы мне подарили. Когда я смотрел его в первый раз, он вызвал у меня большое восхищение, но, так как все в нем было на русском языке, я не мог понять точного смысла всех действий. Вчера вечером я смотрел этот фильм с английскими надписями, которые сделали понятным все, и я должен Вам сказать, что, по моему мнению, это один из самых блестящих фильмов, которые я когда-либо видел. Никогда еще борьба двух характеров не была показана с большей ясностью. Никогда еще кинокадры не запечатлевали более наглядно то, насколько важна преданность командиров и рядовых. Никогда еще русские солдаты и русский народ не были столь славно представлены британскому народу этим видом искусства. Никогда я не видел лучшего владения искусством съемки.

Если бы Вы сочли целесообразным в частном порядке передать мое восхищение и благодарность тем, кто работал над этим произведением искусства и высокой морали, я был бы Вам благодарен. А пока я поздравляю Вас.

Мне приятно думать, что мы были вместе в той смертельной борьбе так же, как мы вместе и в нынешней тридцатилетней войне. Я не думаю, что Вы показали этот фильм де Голлю, и я также не думаю показывать ему “Леди Гамильтон”85, когда он приедет сюда для заключения договора, подобного заключенному Вами с ним и тому, который мы совместно заключили.

Привет!

19 декабря 1944 года.

85 Имеется в виду английский фильм о жизни и деятельности английского адмирала Нельсона, одержавшего победу над французским флотом в 1805 г. при Трафальгаре.

№ 374

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Я шлю Вам свои самые искренние поздравления по случаю дня Вашего рождения. Я убежден, что Ваша жизнь весьма ценна для будущности всего мира и для постоянного укрепления уз, соединяющих наши обе страны. Поэтому когда я выражаю Вам добрые пожелания в день рождения, то это не является риторической фразой.

20 декабря 1944 года.

№ 375

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Отвечая на Ваше послание о германской торпеде, сообщаю Вам, что я вполне понимаю, что Вы не можете немедленно послать одну из этих торпед в Англию. Я предпочитаю вторую из двух предложенных Вами альтернатив, то есть чтобы британские специалисты выехали в Советский Союз для изучения торпеды на месте. Мне сообщают, что Советский Военно-Морской Флот рассчитывает провести испытания в начале января, и Адмиралтейство считает, что было бы весьма удобным, если бы офицер Адмиралтейства был отправлен следующим конвоем и таким образом своевременно прибыл к испытаниям.

Я очень благодарен за Вашу помощь в этом деле, и я прошу Адмиралтейство договориться о деталях через Британскую Миссию.

23 декабря 1944 года,

№ 376

СРОЧНОЕ, ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Я не считаю положение на Западе плохим, но совершенно очевидно, что Эйзенхауэр не может решить своей задачи, не зная, каковы Ваши планы. Президент Рузвельт, с которым я уже обменялся мнениями, сделал предложение о посылке к Вам вполне компетентного штабного офицера, чтобы ознакомиться с Вашими соображениями, которые нам необходимы для руководства. Нам, безусловно, весьма важно знать основные наметки и сроки Ваших операций. Наша уверенность в наступлениях, которые должны быть предприняты русской армией, такова, что мы никогда не задавали Вам ни одного вопроса раньше, и мы убеждены теперь, что ответ будет успокоительным; но мы считаем, исходя из соображений сохранения тайны, что Вы скорее будете склонны информировать абсолютно надежного офицера, чем сообщать это каким-либо другим образом.

24 декабря 1944 года.

№ 377

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Благодарю Вас за Ваши поздравления и добрые пожелания в связи с днем моего рождения. Ваши дружеские высказывания для меня всегда очень ценны.

25 декабря 1944 года.

№ 378

ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Я, разумеется, буду приветствовать заключение англо-французского договора.

Я очень ценю Вашу похвалу кинофильму “Кутузов” и не премину сообщить тем, кто работал над этим фильмом, о Вашей оценке.

Шлю Вам свои наилучшие пожелания.

25 декабря 1944 года.

№ 379

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание насчет приезда в Москву компетентного офицера от ген. Эйзенхауэра.

Я уже сообщил Президенту о своем согласии и о том, что готов обменяться информацией с упомянутым офицером.

25 декабря 1944 года.

№ 380

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Получил Ваше послание с сообщением, что Вы предпочитаете послать в Советский Союз британских специалистов для изучения германской торпеды на месте. В связи с этим соответствующим советским военным властям даны необходимые указания.

27 декабря 1944 года.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru