[Оглавление]


№ 55

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ *

Чем больше я думаю о нашем общем военном положении и о том, что в ближайшее время необходимо принять стратегические решения, тем больше я убеждаюсь, что Вы, Черчилль и я должны встретиться в недалеком будущем.

Мне кажется, что одного лишь совещания наших военных руководителей будет недостаточно, во-первых, потому, что они не смогли бы прийти ни к каким окончательным решениям без нашего одобрения, и, во-вторых, как я думаю, потому, что мы должны достигнуть некоторой предварительной договоренности относительно тех действий, которые должны быть предприняты в случае краха Германии.

Моим самым настоятельным доводом является сильное желание побеседовать с Вами. Я советовал бы организовать нашу секретную встречу в Африке в каком-нибудь безопасном месте, удобном для всех нас троих. Время — примерно 15—20 января.

Мы могли бы взять с собой очень небольшую группу наших высших армейских, авиационных и военно-морских командиров.

Я надеюсь, что Вы благоприятно рассмотрите это предложение, потому что я не вижу никакого другого пути к достижению важных стратегических решений,- которые должны быть приняты всеми нами совместно в ближайшем будущем Если будет принято правильное решение, мы сможем — и я думаю, что мы это сделаем,— нанести Германии поражение в войне гораздо скорее, чем мы ожидали.

Я готов и лететь, но я считаю, что об Исландии или Аляске не может быть и речи в это время года. Какое-нибудь место можно, по-моему, найти в Южном Алжире, или в Хартуме, или поблизости от Хартума, куда можно будет закрыть доступ любым посетителям и представителям прессы. Что касается даты встречи, в порядке лишь предварительной наметки ее, то не думаете ли Вы, что эта встреча могла бы состояться приблизительно 15 января.

2 декабря 1942 года.

№ 56

Отправлено 6 декабря 1942 года.

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ

ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание получил 5 декабря. Приветствую идею встречи руководителей правительств трех государств для установления общей линии военной стратегии. Но, к большому моему сожалению, я не смогу уехать из Советского Союза. Должен сказать, что время теперь такое горячее, что даже на один день мне нельзя отлучиться. Теперь как раз развертываются серьезные военные операции пашей зимней кампании, и в январе они не будут ослаблены. Более вероятно, что будет наоборот.

Как под Сталинградом, так и на Центральном фронте бон развиваются. Под Сталинградом мы держим в окружении большую группу немецких войск и надеемся довести до конца их ликвидацию.

№ 57

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ *

Я глубоко разочарован тем, что Вы не считаете возможным отлучиться в январе на совещание. Имеется много вопросов жизненно важного значения, которые должны быть обсуждены между нами. Эти вопросы относятся не только к жизненно важным стратегическим решениям, но также и к вещам, о которых мы должны переговорить в предварительном порядке касательно тех действий, которые мы должны заранее разработать на случай чрезвычайных обстоятельств и предпринять, если и когда позволят условия в Германии.

Эти вопросы также включали бы другие аспекты, относящиеся к будущей политике в отношении Северной Африки и Дальнего Востока, которые не могут быть обсуждены одними нашими военными.

Я вполне понимаю напряженность положения у Вас в настоящее время и в ближайшем будущем и необходимость Вашего присутствия поблизости от фронта боевых действий. Поэтому я хочу предложить, чтобы мы установили предварительную дату для встречи в Северной Африке, приблизительно около 1 марта.

8 декабря 1942 года.

№ 58

Отправлено 14 декабря 1942 года.

И. В. СТАЛИН Ф. РУЗВЕЛЬТУ*

Я должен выразить также и свое глубокое сожаление, что не имею возможности отлучиться из Советского Союза ни в ближайшее время, ни даже в начале марта. Дела фронта никак не допускают этого. Наоборот, они требуют моего постоянного пребывания поблизости от наших войск.

Мне пока неизвестно, какие именно вопросы предполагалось Вами, г. Президент, и г. Черчиллем обсудить на нашем совместном совещании. Нельзя ли эти вопросы обсудить в порядке переписки между нами, пока нет возможности устроить нашу встречу? Я допускаю, что у нас расхождений не будет.

Разрешите также выразить уверенность, что время не проходит зря и обещания насчет открытия второго фронта в Европе, которые были даны Вами, г. Президент, и г. Черчиллем в отношении 1942 года и уже, во всяком случае, в отношении весны 1943 года, будут выполнены и второй фронт в Европе действительно будет открыт общими силами Великобритании и США весной будущего года.

Ввиду распространяющихся всякого рода слухов об отношении СССР к вопросу об использовании Дарлана в ему подобных деятелей считаю не лишним сообщить Вам, что, по моему мнению, как и по мнению моих коллег, политика Эйзенхауэра в отношении Дарлана, Буассона, Жиро и других совершенно правильна. Я считаю большим достижением, что Вам удалось перевести Дарлана и других в фарватер союзников против Гитлера. В свое время я сообщил о том же г. Черчиллю.

№ 59

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ *

Мне не ясно, что именно произошло в отношении нашего предложения об американской авиационной помощи на Кавказе. Я вполне готов направить соединения с американскими пилотами и экипажами. Я думаю, что они должны действовать в составе соединений под командованием своих американских начальников, но каждая группа в отношении тактических целей находилась бы, конечно, под общим русским командованием.

Пожалуйста, сообщите мне по возможности скорее Ваш” желания, так как я искренне хочу помочь всем, чем могу.

Программа по истребителям не была бы затронута. То, что я имею в виду,— это в основном самолеты типа бомбардировщика, которые можно перебросить на Кавказ своим ходом.

16 декабря 1942 года.

№ 60

Отправлено 18 декабря 1942 года.

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ США г. РУЗВЕЛЬТУ

Я очень благодарен Вам за Вашу готовность помогать нам. Что касается англо-американских эскадрилий с летным составом, то в настоящий момент отпала необходимость в их присылке в Закавказье. Теперь главные бои разыгрываются и будут разыгрываться на Центральном фронте и в районе Воронежа. Я буду очень Вам благодарен, если Вы ускорите присылку самолетов, особенно истребителей, но без летного состава, который Вам теперь крайне необходим, для использования их в указанных районах.

Особенность положения советской авиации заключается в том, что у нее летчиков более чем достаточно, но не хватает самолетов.

№ 61

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ *

Я очень сожалею, что нельзя устроить конференцию, но я вполне могу понять Ваше положение. Настоящим подтверждаю получение Вашего письма относительно англо-американских эскадрилий. Мы максимально ускорим поставку самолетов. Я принял меры, чтобы отправить Вам 10 транспортных самолетов в январе.

Я напишу Вам относительно некоторых послевоенных мероприятий.

21 декабря 1942 года.

№ 62

Получено 28 декабря 19-12 года.

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ *

Ведя совместную борьбу против могущественных врагов, тысячи и тысячи солдат тех больших и малых наций, которые объединились для защиты свободы, справедливости и человеческих прав, встречают праздники вдали от дома, за океанами и континентами, на полях, покрытых песком пустынь или снегом зимы, в джунглях, в лесах, на военных или торговых судах, на островных оплотах от Исландии до Соломоновых островов, в Старом и Новом Свете.

Они стремятся до пределов своих сил, не глядя ни на часы, ни на календарь, сдержать врага и оттеснить его. Они наносят мощные удары и получают ответные удары. Они ведут благородную борьбу за победу, которая принесет мир всему миру, свободу и рост благополучия всех людей.

С глубоким и вечным чувством благодарности Конгресс Соединенных Штатов в совместной резолюции просил меня передать от имени народа Соединенных Штатов вооруженным силам и вспомогательным частям наших союзников на суше, на море и в воздухе наилучшие пожелания и приветствия к праздникам, им и их семьям, и горячую надежду на скорую и полную победу и на прочный мир и мольбу об этой победе и об этом мире.

В соответствии с этим я буду благодарен Вам, если Вы передадите Вашим вооруженным силам и вспомогательным частям от имени Конгресса Соединенных Штатов, от моего собственного имени и от имени народа Соединенных Штатов сердечные пожелания, приветствия, надежду и мольбу, выраженные в совместной резолюции Конгресса.

№ 63

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ*

Я обратил внимание на радиосообщение из Токио о том, что 12 октября в Тихом океане японская подводная лодка потопила подводную лодку союзной нации.

Вероятно, это сообщение касается Вашей подводной лодки Л-16, потопленной противником 11 октября в то время, когда она находилась в пути в Соединенные Штаты с Аляски 20, и я посылаю Вам выражение сожаления по поводу потери Вашего корабля с его доблестной командой и выражаю мою высокую оценку вклада, который вносит в дело союзников также Ваш доблестный Военно-Морской Флот в дополнение к героическим победам Вашей армии.

30 декабря 1942 года.

20 11 октября 1942 г. в Тихом океане советская подводная лодка “Л-16” была потоплена неизвестной подводной лодкой.

№ 64

Ф. РУЗВЕЛЬТ И. В. СТАЛИНУ*

В случае, если Япония нападет на Россию на Дальнем Востоке, я готов помочь Вам, как только это будет осуществимо, на этом театре и американскими военно-воздушными силами в количестве приблизительно ста четырехмоторных бомбардировщиков при условии, что некоторые виды снабжения и снаряжения будут поставлены советскими органами и что заранее будут подготовлены соответствующие условия для операций.

Снабжение наших соединений должно будет производиться полностью воздушным транспортом. Поэтому Советское Правительство должно будет предоставить бомбы, горючее, смазочные материалы, транспортные средства, жилища, топливо и другие разные более мелкие средства, перечень которых подлежит уточнению.

Хотя мы не имеем никакой определенной информации, подтверждающей, что Япония нападет на Россию, это нападение представляется в конце концов вероятным. Поэтому, чтобы нам быть подготовленными к этому событию, я предлагаю, чтобы осмотр устройств для военно-воздушных сил на Дальнем Востоке, разрешенный Вами генералу Брэдли 6 октября, был произведен теперь и чтобы переговоры, начатые 11 ноября с Вашего разрешения между генералом Брэдли и генералом Короленко, были продолжены.

Я намерен возложить на генерала Брэдли, который пользуется моим полным доверием, продолжение этих переговоров со стороны Соединенных Штатов, если Вы на это согласны. Ему будут даны полномочия изучить, как представителю Соединенных Штатов, каждую фазу совместных русско-американских операций на дальневосточном театре и на основании этого изучения рекомендовать состав и численность наших военно-воздушных сил, которые будут выделены для оказания Вам помощи, если бы в этом возникла необходимость.

Он также определит степень предварительных приготовлений, которые осуществимы и необходимы для обеспечения действенного участия наших соединений немедленно после начала военных действий. Его группа, не превышающая 20 человек, вылетит в Россию на двух американских самолетах типа “Дуглас ДС-3”.

Если Вы это одобрите, то я предложил бы, чтобы они проследовали с Аляски по пути перегонки самолетов в Сибирь, оттуда в сопровождении русских — в штаб советских армий на Дальнем Востоке, а оттуда — в такие другие места России, посещение которых может быть необходимым, чтобы им спокойно произвести осмотр и обсудить оперативные планы.

Было бы весьма полезным, если бы для сопровождения генерала Брэдли в качестве адъютанта и офицера связи был бы выделен русский офицер, говорящий по-английски, например капитан Владимир Овновин (Вашингтон) или капитан Смоляров (Москва).

Я пользуюсь этим случаем, чтобы выразить свое восхищение отвагой, стойкостью и воинской доблестью Ваших великих русских армий, о чем мне сообщал генерал Брэдли и что было продемонстрировано в Ваших великих победах прошлого месяца.

30 декабря 1942 года.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru