[Оглавление]


№ 119

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Союзный Главнокомандующий на средиземноморском театре Эйзенхауэр рекомендовал внести следующие изменения в “Документ о капитуляции Италии” 43.

Изменить название на “Дополнительные условия перемирия с Италией”.

Изменить последнюю фразу преамбулы следующим образом: “и были приняты безоговорочно главой Итальянского Правительства маршалом Пьетро Бадольо”.

Опустить упоминание о безоговорочной капитуляции в параграфе 1.

Генерал Эйзенхауэр и все его высшие командиры согласны с этим предложением, как весьма выгодным для наших успехов в деле поражения германских войск в Италии, потому что это поможет привлечь на нашу сторону армию, флот и гражданское население Италии.

Эйзенхауэр настоятельно просит о том, чтобы до вынесения решения относительно этих предложений сохранялась секретность в отношении условий, содержащихся в документе о капитуляции, что является “абсолютно необходимым для наших успехов в Италии”.

Я надеюсь, что эти предложения генерала Эйзенхауэра будут одобрены союзными державами потому, что они весьма выгодны для наших военных усилий и не могут нанести нам никакого ущерба.

Прошу телеграфировать Ваше согласие как можно скорее.

1 октября 1943 года.

43 Имеется в виду “Документ о капитуляции Италии”, поступивший в Народный комиссариат иностранных дел СССР из посольств Англии и США 26 августа 1943 г. В послании Рузвельта от 5 октября 1943 г. идет речь об изменении следующей части упомянутого документа:

“Принимая во внимание, что Итальянское Правительство и Итальянское Верховное Командование признают, что итальянские вооруженные силы потерпели полное поражение и что Италия более не может продолжать войну против Объединенных Наций, и поэтому безоговорочно просили о приостановлении военных действий; и принимая во внимание, что Правительства Соединенных Штатов и Соединенного Королевства, действуя от имени Объединенных Наций, согласны изложить условия, на которых они готовы приостановить военные действия против Италии, поскольку их военные действия против Германии и ее союзников не встретят препятствий и поскольку Италия не будет помогать каким-либо образом этим державам и соглашается с требованиями этих правительств; следующие условия представлены ............ должным образом на то уполномоченным, и приняты ....... представляющим

Верховное Командование итальянских сухопутных, морских и воздушных вооруженных сил, должным образом на то уполномоченным Итальянским Правительством:

1. (а) Итальянские сухопутные, морские и воздушные вооруженные силы, где бы они ни были расположены, настоящим капитулируют безоговорочно”.

№ 120

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. Д. РУЗВЕЛЬТУ

У меня нет возражений против выраженного Вами и Премьер-Министром Великобритании согласия с предложением генерала Эйзенхауэра о том, чтобы документ с пространными условиями капитуляции, после того как он будет подписан Итальянским Правительством, держался в секрете и не опубликовывался в настоящее время.

2 октября 1943 года.

№ 121

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Получил Вашу телеграмму. Наша делегация будет в Москве 15 октября. Хотя я не считаю, что эта конференция должна планировать или рекомендовать военную стратегию, я не имею возражений против самого широкого обмена мнениями по поводу Вашего предложения относительно экспедиции, направленной против Франции 44, и приветствовал бы его.

Генерал Дин, который должен быть членом нашей миссии, будет полностью в курсе наших планов и намерений.

То, что эта конференция является конференцией трех держав и что любое обсуждение наших предложений должно быть ограничено будущими намерениями и планами только этих трех держав, для меня приемлемо. Это, конечно, ни в коем случае не исключало бы более широкого состава участников когда-либо позднее и при таких обстоятельствах, которые были бы взаимно приемлемы для наших трех правительств.

Я уверен, что мы договоримся относительно важных решений, которые окончательно должны быть приняты нами. Таким образом, эта предварительная конференция исследует почву и, если при встрече наших министров иностранных дел возникнут трудности, я все же буду иметь надежду, что их можно будет уладить, когда встретимся мы — Вы, г-н Черчилль и я.

Возможно, что американская и британская армии вступят в Рим в ближайшие несколько недель.

4 октября 1943 года.

44 2 октября 1943 г. посол СССР в США А. А. Громыко передал в государственный департамент США предложения Советского правительства по повестке дня предстоявшего совещания министров иностранных дел СССР, США и Англии в Москве. Советское правительство, в частности, предлагало: “Рассмотреть мероприятия по сокращению сроков войны против Германии и ее союзников в Европе.

Имеются в виду . такие безотлагательные мероприятия со стороны Правительств Великобритании и США еще в 1943 г., которые обеспечат вторжение англо-американских армий в Западную Европу через Ла-Манш и которые наряду с мощными ударами советских войск по основным силам германской армии на советско-германском фронте должны коренным образом подорвать военно-стратегическое положение Германии и привести к решительному сокращению сроков войны”.

№ 122

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание от 1 октября получил только сегодня, 5 октября. С моей стороны нет возражений против предлагаемых Вами изменений в “Документе о капитуляции Италии”.

5 октября 1943 года.

№ 123

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание от 4 октября получил.

Что касается военных вопросов, то есть англо-американских мероприятий по сокращению сроков войны, то Вам уже известна точка зрения Советского Правительства из моего предыдущего послания. Я все же надеюсь, что в этом отношении: предварительное совещание трех принесет пользу, подготовив наши дальнейшие важные решения.

Если я Вас правильно понял, то на Московской конференции будут обсуждаться вопросы, касающиеся только трех наших государств, и, таким образом, можно считать согласованным, что вопрос о декларации четырех держав не включается в повестку совещания.

Нашим представителям надо сделать все, чтобы преодолеть возможные трудности в их ответственной работе. Самые же .решения могут быть приняты, разумеется, лишь нашими правительствами и, я. надеюсь, именно при нашей личной встрече с Вами и г-ном Черчиллем.

Желаю американской и британской армиям успешно, выполнить свою задачу и вступить в Рим, что будет новым ударом по Муссолини и Гитлеру.

6 октября 1943 года.

№ 124

Получено 13 октября 1943 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Бадольо объявит войну Германии 13 октября.

Вооруженные силы союзников получили на Азорских островах возможности для воздушных и военно-морских операций. Это мероприятие базируется на давних договорных отношениях.

12 октября 1943 года.

№ 125

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание от 13 октября получил. Благодарю за информацию. Желаю дальнейших успехов вооруженным силам Соединенных Штатов Америки и Великобритании.

14 октября 1943 года.

№ 126

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Государственный Секретарь и его сотрудники благополучно следуют в Москву, но представляется сомнительным, смогут ли они прибыть туда ранее 17-го. Я буду сообщать Вам о их продвижении.

Я очень сильно озабочен вопросом о месте другой встречи, но я пошлю Вам по этому вопросу отдельное послание,

14 октября 1943 года.

№ 127

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Вопрос о моей поездке в предложенное Вами место становится настолько острым, что я считаю необходимым откровенно сообщить Вам, что в силу положений конституции я не могу рисковать. Будет происходить сессия Конгресса. Я должен буду принимать решения в отношении новых законов и резолюций после их получения, и они должны быть возвращены Конгрессу в подлиннике до истечения срока в десять дней. Ни того, ни другого нельзя сделать по радио или по телеграфу. Названное Вами место расположено слишком далеко, чтобы быть уверенным в том, что эти требования будут выполнены. Всегда возможны задержки при перелете через горы сначала по пути на восток, а затем по пути на запад. Мы знаем по опыту, что самолеты, следующие в обоих направлениях, часто задерживаются на 3—4 дня.

Я не думаю, чтобы кому-либо из нас понадобились услуги миссий на месте, так как каждый из нас может иметь достаточное количество персонала и технических сотрудников.

Поэтому я осмеливаюсь сделать некоторые другие предложения. Я надеюсь, что Вы рассмотрите их или предложите какое-либо другое место, где я мог бы быть уверен в том, что выполню свои конституционные обязанности.

Каир во многих отношениях привлекателен, и мне известно, что там вне черты города, вблизи пирамид, имеется гостиница и несколько вилл, которые могут быть полностью изолированы. В бывшей итальянской столице Эритреи Асмаре имеются, как говорят, прекрасные здания и посадочная площадка, пригодная в любое время года.

Затем имеется возможность встречи в каком-либо порту восточной части Средиземного моря, при условии, что каждый из нас будет располагать кораблем. Если эта мысль Вам нравится, мы легко могли бы предоставить полностью в Ваше распоряжение хорошее судно для Вас и Вашей группы с тем, чтобы Вы были совершенно независимы и в то же время могли иметь постоянную связь с Вашим собственным фронтом.

Другое предложение — это по соседству с Багдадом, где мы могли бы располагать тремя комфортабельными лагерями с достаточным количеством русской, британской и американской охраны. Эту последнюю мысль, кажется, стоит рассмотреть.

В любом случае, я полагаю, присутствие представителей прессы исключено, причем все место должно быть окружено кордоном так, чтобы нам никоим образом не мешали. Что Вы думаете о 20 или 25 ноября, как о дате встречи?

Я придаю очень большое значение личным и интимным переговорам, которые Вы, Черчилль и я будем вести, потому что от них зависит надежда на будущий мир.

Инициатива, которую Вы продолжаете удерживать по всему Вашему фронту, радует всех нас.

14 октября 1943 года.

№ 128

ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ Ф. Д. РУЗВЕЛЬТУ

Получил оба Ваших послания от 14 октября.

Благодарю за Вашу информацию о Государственном Секретаре и его сотрудниках, находящихся в пути. Надеюсь, что они скоро благополучно прибудут в Москву.

По вопросу, которому посвящено Ваше второе послание, направлю Вам ответ после того, как посоветуюсь со своими коллегами по Правительству.

17 октября 1943 года,

№ 129

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

В связи с письмом г-на Молотова Поверенному в Делах Соединенных Штатов от 14 октября45 и для того, чтобы не было недоразумения в отношении представительства в военно-политической комиссии, я должен пояснить, что, как указывалось в моей телеграмме Вам от 5 сентября, в компетенцию французского представителя не будут входить вопросы военной оккупации Италии, и его компетенция должна быть ограничена вопросами, в отношении которых три правительства, учреждающие комиссию, решат, что Франция в них непосредственно заинтересована. Я полагаю, что в этом отношении компетенция французского представителя должна соответствовать той, которая, как я предлагал в моем послании от 13 октября 46, должна быть предоставлена Правительствам Китая, Бразилии, Греции и Югославии или любым другим правительствам, которые по взаимному соглашению могут быть приглашены к участию.

Мое намерение никогда не состояло в том, чтобы Французский Комитет Национального Освобождения действовал на том же уровне, что и Правительства Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов, или принимал участие в их переговорах по всем вопросам.

17 октября 1943 года.

45 Ниже приводится текст упомянутого письма:

“Посол Великобритании г-н Керр сообщил Советскому Правительству, что Правительство Великобритании хотело бы, чтобы представители СССР, США и Великобритании в военно-политической комиссии вручили Французскому Комитету Национального Освобождения от имени своих Правительств тождественные ноты, содержащие официальное приглашение представителя Французского Комитета для участия в работе комиссии. В .предложенном Правительством Великобритании проекте этой ноты по вопросу о компетенции военно-политической комиссии говорится, что представители трех Правительств и Французского Комитета Национального Освобождения давали бы совместные или раздельные советы трем Правительствам или Комитету Освобождения, но не имели бы полномочий принимать окончательное решение, причем они, конечно, не вмешивались бы в военные функции Союзного Главнокомандующего.

Сообщаю Вам для сведения, что в своем ответе Правительству Великобритании от 14 октября сего года Советское Правительство дало свое согласие на официальное приглашение представителя Французского Комитета к участию в военно-политической комиссии.

Что касается определения компетенции военно-политической комиссии, то Советское Правительство предложило внести изменения в британскую формулу официального приглашения в том смысле, что военно-политическая комиссия должна направлять и координировать деятельность организуемых на вражеских территориях всех военных органов и любых гражданских властей союзников по вопросам перемирия и контроля за осуществлением перемирия и что в соответствии с этим военно-политическая комиссия может издавать время от времени также инструкции и директивы для Правительства Италии и, при аналогичных обстоятельствах, для правительств других стран оси с тем, что военно-оперативные вопросы полностью подлежат ведению Союзных Главнокомандующих”.

46 Имеется в виду следующий меморандум, врученный поверенным в делах США в СССР Гамильтоном заместителю народного комиссара иностранных дел СССР А. Я. Вышинскому 14 октября 1943 г.:

“Недавно Правительство Соединенных Штатов получило просьбы Китайского и Бразильского Правительств о том, чтобы им была дана возможность быть представленными в военно-политической комиссии, которая учреждается в Алжире. Подобные же просьбы Правительство Соединенных Штатов получило также от Греческого и Югославского Правительств. Хотя такое расширение комиссии может представить некоторые неудобства, Правительство Соединенных Штатов полагает, что будет желательно иметь представителей этих Правительств в комиссии, и Правительство Соединенных Штатов предлагает, чтобы эти просьбы были благоприятно рассмотрены. Правительство Соединенных Штатов было бы признательно за сообщение о мнении Советского Правительства по вопросу об удовлетворении просьб упомянутых четырех Правительств.

Вышеизложенное сообщается Советскому Правительству по указанию Президента”.

№ 130

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ПРЕЗИДЕНТУ ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА

По вопросу о месте предстоящей встречи глав трех правительств я хочу сообщить Вам следующее.

К сожалению, я не могу принять в качестве подходящего какое-либо из предлагаемых Вами взамен Тегерана мест для встречи. Дело здесь не в охране, которая меня не беспокоит.

В ходе операций советских войск летом и осенью этого года выяснилось, что наши войска могут и впредь продолжать наступательные операции против германской армии, причем летняя кампания может перерасти в зимнюю. Все мои коллеги считают, что эти операции требуют повседневного руководства Главной Ставки и моей личной связи с командованием. В Тегеране эти условия могут быть обеспечены наличием проволочной телеграфной и телефонной связи с Москвой, чего нельзя сказать о других местах. Именно поэтому мои коллеги настаивают на Тегеране как месте встречи.

Я согласен с Вами, что представители прессы должны быть исключены при встрече. Для меня равным образом приемлемо Ваше предложение о том, чтобы 20 или 25 ноября избрать как возможную дату встречи.

Г-н Хэлл прибыл благополучно в Москву, и я надеюсь, что его непосредственное участие в Московском совещании 47 трех принесет большую пользу.

19 октября 1943 года.

47 Имеется в виду конференция министров иностранных дел СССР, США и Англии, состоявшаяся 19—30 октября 1943 г. в Москве.

№ 131

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание от 17 октября получил. С моей стороны нет возражений против содержащегося в нем предложения по вопросу об объеме прав французского представительства в военно-политической комиссии союзных стран.

21 октября 1943 года.

№ 132

 Получено 25 октября 1943 года48.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА

Ваше послание по поводу нашей встречи было получено сегодня (21 октября). Я глубоко разочарован.

Я вполне понимаю Ваши мотивы необходимости повседневного руководства со стороны Верховного Командования и Вашего личного контакта с ним, что является причиной таких выдающихся результатов. Прошу Вас принять мои заверения в этом отношении,

Все это весьма важно, и я хочу, чтобы Вы поняли, что имеются другие жизненно важные дела, которые являются моими установленными обязанностями в нашем конституционном Американском Правительстве. Я не в состоянии их изменить. По нашей конституции Президент должен принимать решение в отношении законопроекта в течение 10 дней после того, как этот законопроект был принят. Другими словами, в течение этого периода Президент должен принимать от Конгресса и возвращать Конгрессу подлинные документы с его письменным одобрением или вето. Как я сообщал Вам ранее, я не могу этого делать по телеграфу или по радио.

Трудность в отношении Тегерана заключается в следующем простом факте. Горы на подходе к этому городу часто исключают возможность полетов на несколько дней подряд. Риск задержки существует как для самолета, доставляющего документы из Вашингтона, так и для самолета, доставляющего эти документы Конгрессу. Я должен с сожалением сказать, что мне, главе государства, нельзя выехать в то место, где я не смогу выполнять свои обязанности согласно нашей конституции.

Я смогу взять на себя риск, связанный с доставкой документов в пункты, расположенные в низменности вплоть до Персидского залива, путем системы смены самолетов. Однако я не смогу рисковать задержками, которые могут произойти при полетах через горы в обоих направлениях в ту впадину, где расположен Тегеран. Поэтому с большим сожалением я должен сообщить Вам, что я не смогу отправиться в Тегеран. Члены моего кабинета и руководители законодательных органов полностью согласны с этим.

Однако можно сделать одно последнее практическое предложение. Давайте отправимся все втроем в Басру, где для нас может быть организована отличная охрана в трех лагерях, устроенных и охраняемых нашими соответственными войсками. Вы легко можете распорядиться, как Вы сами понимаете, об устройстве специальной контролируемой Вами телефонной линии от Басры до Тегерана, где она была бы присоединена к Вашей собственной линии на Россию. Все Ваши нужды были бы удовлетворены путем подобной проволочной связи, и если Вы будете пользоваться самолетом, то Вы лишь будете находиться немного дальше от России, чем в самом Тегеране.

Я никоим образом не считаюсь с тем фактом, что мне пришлось бы отправиться с территории Соединенных Штатов в пункт, расположенный в пределах 600 миль от русской территории.

Я должен выполнять обязанности, налагаемые на меня конституционной формой правления, существующей более ста пятидесяти лет. Если бы не этот факт, я был бы рад для встречи с Вами проехать в десять раз большее расстояние.

Ваш долг перед Вашим народом — продолжать разгром нашего общего врага — велик, но я прошу Вас не забывать о моем великом долге перед Американским Правительством и в отношении поддержания всеобщего военного усилия Соединенных Штатов.

Я считаю, что встреча нас троих имеет величайшее значение не только для наших народов сегодня, но и для обеспечения будущим поколениям мира во всем мире. Об этом я сообщал Вам ранее.

Будущие поколения сочли бы трагедией тот факт, что несколько сот миль помешали Вам, г-ну Черчиллю и мне встретиться.

Я снова заявляю, что я охотно бы отправился в Тегеран, если бы мне не мешали ограничивающие меня обстоятельства, которые я не могу контролировать.

Ввиду существующей для Вас проблемы связи не могу ли я предложить Басру.

Если и это предложение Вас не привлекает, то могу ли я искренне надеяться, что Вы еще раз подумаете о Багдаде или Асмаре или даже об Анкаре. Я думаю, что о последнем пункте стоит подумать. Он расположен на нейтральной территории. Туркам могла бы понравиться мысль о том, что они будут принимать гостей. Конечно, я не упоминал об этом ни им, ни кому-либо другому.

Пожалуйста, выручите меня в этом критическом положении.

РУЗВЕЛЬТ

48 Это послание было вручено И. В. Сталину государственным секретарем США Хэллом.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru