[Оглавление]


№ 158

 Получено 24 февраля 1944 года.

СТРОГО СЕКРЕТНО И ЛИЧНО СОВМЕСТНОЕ ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА И г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ

Подтверждаем получение Вашего послания по поводу передачи Советской России итальянских судов.

Мы намерены осуществить передачу, о которой было достигнуто соглашение в Тегеране, в возможно ближайшее время, не подвергая риску успех “Энвила” и “Оверлорда”, каковым операциям, с чем мы все согласны, должен быть отдан приоритет в наших общих усилиях победить Германию в самое кратчайшее время.

Не имеется и мысли о том, чтобы не осуществить передачи, о которой было достигнуто соглашение в Тегеране. Британский линейный корабль и американский крейсер могут быть предоставлены без промедления, и будут немедленно приложены усилия к тому, чтобы предоставить из состава британского флота восемь эскадренных миноносцев. Великобритания также предоставит во временное пользование четыре подводные лодки. Мы убеждены в том, что недовольство, которое было бы вызвано в итальянском флоте в настоящее время, было бы тем, что Вы так удачно назвали ненужной растратой сил, и что это пагубно отразилось бы на перспективах нашего успеха во Франции.

7 февраля 1944 года.

№ 159

Получено 11 февраля 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Я самым внимательным образом следил за последними событиями в Ваших отношениях с Польшей. Я считаю, что мне полностью известна Ваша точка зрения по данному вопросу, и поэтому я пользуюсь настоящим случаем для того, чтобы написать Вам о своих соображениях на основе наших переговоров в Тегеране. Позвольте мне прежде всего разъяснить, что я не желаю и не намерен выдвигать предложения или тем более давать Вам в каком-либо отношении советы по поводу: того, в чем заключаются интересы России в данном вопросе, так как я полностью осознаю, что будущая безопасность Вашей страны, и это совершенно справедливо, в первую очередь касается Вас. Соображения, которые я собираюсь изложить, вызваны лишь более широкими вопросами, затрагивающими нашу общую цель, к которой мы оба стремимся.

Как Вы знаете, подавляющее большинство нашего народа и Конгресс с энтузиазмом приветствовали широкие принципы, относительно которых было достигнуто соглашение на Московской и Тегеранской конференциях, и я знаю, что Вы согласитесь со мной в том, что весьма важно, чтобы вера в эти соглашения не могла быть подвергнута какому-либо сомнению. Я уверен, что может быть найдено такое решение, которое полностью защитило бы интересы России и удовлетворило бы Ваше желание видеть дружественную, независимую Польшу и которое в то же время не отразилось бы пагубно на сотрудничестве, установленном таким замечательным образом в Москве и в Тегеране.

Я внимательно рассмотрел точку зрения Вашего Правительства, изложенную г-ном Молотовым г-ну Гарриману 18 января, относительно невозможности, с советской точки зрения, иметь какое-либо дело с находящимся в изгнании Польским Правительством в его нынешней форме и предложение г-на Молотова о том, чтобы Польское Правительство было реорганизовано путем включения в него польских элементов, находящихся в настоящее время в Соединенных Штатах, в Великобритании и в Советском Союзе. Я полностью понимаю Ваше желание иметь дело только с таким Польским Правительством, которому Вы можете доверять и на которое можно рассчитывать в том отношении, что оно установит постоянные дружественные отношения с Советским Союзом. Но я искренне надеюсь, что, пока эта проблема остается все еще неразрешенной, не будет сделано ничего такого, что превратило бы этот особый вопрос в такой вопрос, который пагубно отразился бы на более крупных проблемах будущего международного сотрудничества. В то время как общественное мнение складывается в пользу поддержки принципов международного сотрудничества, наш особый долг состоит в том, чтобы избегать каких-либо действий, которые могли бы помешать достижению нашей главной цели.

Премьер-Министр Черчилль сообщил мне, что он пытается убедить польского Премьер-Министра совершенно определенно признать в качестве базы для переговоров территориальные изменения, которые были предложены Вашим Правительством. Нельзя ли на этой базе найти какой-либо ответ на вопрос о составе Польского Правительства, который предоставил бы возможность самому польскому Премьер-Министру произвести такие изменения в составе своего Правительства, которые могли бы быть необходимы, без каких-либо признаков давления или того, что это было продиктовано другой страной? Мне кажется, что с точки зрения очередности вопросов в первую очередь в настоящее время нужно рассмотреть вопрос о том, чтобы польские партизаны действовали совместно с Вашими продвигающимися войсками, а не против них. Это — вопрос актуальной важности, и в качестве первого шага было бы весьма полезно какое-либо заверение со стороны всех поляков.

№ 160

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание по польскому вопросу получил. Разумеется, правильное решение этого вопроса имеет важное значение как для СССР, так и для нашего общего дела.

Здесь имеются два основных пункта: первый — советско-польская граница, второй — состав Польского Правительства. Точка зрения Советского Правительства Вам известна из опубликованных им недавно заявлений 55 и из письма В. М. Молотова56 в ответ на ноту г-на Хэлла, полученную в Москве через Советского Посла Громыко 22 января.

Прежде всего о советско-польской границе. Как известно, Советское Правительство официально заявило, что оно не считает границу 1939 года неизменной, и согласилось на линию Керзона57. Тем самым мы пошли на весьма большие уступки полякам в вопросе о границе. Мы вправе были ждать соответствующего же заявления от Польского Правительства. Польское Правительство должно было бы сделать официальное заявление, что граница, установленная Рижским договором58, подлежит изменению и что линия Керзона принимается им как линия новой границы между СССР и Польшей. Такое заявление о признании линии Керзона Польское Правительство должно было бы сделать столь же официально, как это уже сделало Советское Правительство. Тем не менее Польское Правительство в Лондоне не сдвинулось с места, попрежнему в своих официальных выступлениях высказываясь за то, что граница, которая была в трудную минуту навязана нам по Рижскому договору, должна остаться неизменной. Следовательно, здесь нет почвы для соглашения, ибо точка зрения нынешнего Польского Правительства, как видно, исключает возможность соглашения.

В связи с этим обстоятельством обострился и вопрос о составе Польского Правительства. При этом ясно, что Польское Правительство, в котором главную роль играют враждебные Советскому Союзу профашистские империалистические элементы вроде Соснковского и в котором почти нет демократических элементов, не может иметь почвы в самой Польше и не может, как показал опыт, установить дружественных отношений с соседними демократическими государствами. Естественно, что такое Польское Правительство не в состоянии установить дружественных отношений с Советским Союзом и от него нельзя ждать, чтобы оно не вносило разлада в среду демократических стран, которые, напротив, заинтересованы в укреплении единства между ними. Отсюда следует, что коренное улучшение состава Польского Правительства является назревшей задачей. Я опоздал с ответом ввиду занятости на фронте.

16 февраля 1944 года.

55 Имеются в виду опубликованное 11 января 1944 г. “Заявление Советского Правительства о советско-польских отношениях” и опубликованное 17 января 1944 г. сообщение ТАСС по поводу заявления польского правительства в Лондоне.

56 Ниже приводится текст упомянутого письма от 23 января 1944 г.:

“Вашу ноту от 19 января, переданную через Советского Посла Громыко, получил 22 января.

Я уже сообщил г. Гарриману свой ответ устно, а теперь сообщаю Вам письменно, что, выражая Вам признательность за готовность посредничества, должен сказать все же, что условия для посредничества, к сожалению, еще не созрели.

Судите сами.

Советское Правительство пошло на уступки, объявив границу 1939 года подлежащей изменению, и предложило линию Керзона в качестве советско-польской границы. А Польское Правительство в Лондоне в ответ на это обошло вопрос о линии Керзона и вместе с тем через свои официальные документы распространяет идею, что граница, установленная Рижским договором, является неизменной.

Советское Правительство порвало с Польским Правительством в Лондоне из-за его участия во враждебной клеветнической кампании гитлеровцев по поводу “убийств в Катыне”. Это было в то время, когда во главе Польского Правительства стоял генерал Сикорский. А правительство Миколайчика вместо того, чтобы отмежеваться от этого фашистского акта правительства Сикорского, объявило, что оно будет продолжать политику Сикорского, причем правительство Миколайчика не только не дезавуирует своих послов в Мексике, в Канаде и своих сторонников в США (группа Матушевского), ведущих открыто враждебную Советскому Союзу кампанию, а, наоборот, поощряет их.

Из этих фактов видно, что Польское Правительство в Лондоне обращается за посредничеством к Правительствам США и Великобритании т: для того, чтобы добиться соглашения с Советским Правительством, а для того, чтобы углубить конфликт и втянуть в него союзников, ибо ясно, что отсутствие общей базы для соглашения обрекает переговоры, как и посредничество, на провал.

Советское Правительство не хотело бы, чтобы дружественная миссия посредничества была наставлена перед угрозой неизбежного провала.

Именно поэтому я думаю, что условия для переговоров и посредничества еще не созрели.

Мне кажется, что коренное улучшение состава Польского Правительства, с исключением из него профашистских империалистических элементов и включением в него демократических элементов, о чем я уже говорил устно г. Гарриману, могло бы создать благоприятную почву как для восстановления советско-польских отношений и разрешения вопроса о границе, так и для плодотворного посредничества”.

57 “Линия Керзона” — условное наименование линии, рекомендованной 8 декабря 1919 г. Верховным советом союзных держав в качестве восточной границы Польши. При выработке “линии Керзона” в основу было положено решение делегаций главных союзных держав, считавших необходимым включить в состав территории Польши лишь этнографически польские области. 12 июля 1920 г. английский министр иностранных дел Керзон обратился к Советскому правительству с нотой, в которой в качестве восточной границы Польши наметил линию, одобренную Верховным советом союзных .держав в 1919 г. В ноте Керзона говорилось: “Линия эта приблизительно проходит так: Гродно — Яловка— Немиров — Брест-Литовск — Дорогуск — Устилуг, восточнее Грубешова, через Крылов и далее западнее Равы-Русской, восточнее Перемышля до Карпат”. 16 августа 1945 г. в Москве между СССР и Польшей был подписан договор об определении советско-польской границы, согласно которому граница в целом установлена по “линии Керзона” с некоторыми отклонениям” в пользу Польши.

58 Рижский договор — советско-польский мирный договор, подписанный 18 марта 1921 г. в Риге. По Рижскому договору устанавливалась линия советско-польской границы, согласно которой Западная Украина и Западная Белоруссия отходили к Польше.

№ 161

Получено 18 февраля 1944 года.

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Я рад сообщить Вам в ответ на Ваше послание от 29 января, что суда Соединенных Штатов, указанные ниже, могут быть предоставлены командованию Военно-Морского Флота СССР во временное пользование до тех пор, пока для замены их в распоряжение Советского Союза не сможет быть предоставлен соответствующий итальянский тоннаж.

Крейсер “Мильвоки” должен прибыть 8 марта в один из портов Соединенного Королевства, который пока еще не выбран.

Торговые суда “Джон Горри” и “Гарри Перси” водоизмещением в 10000 тонн каждое сейчас находятся соответственно в Ливерпуле и Глазго.

№ 162

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ Ф. Д. РУЗВЕЛЬТУ

Ваше послание от 18 февраля получил. Благодарю за сообщение.

Оно, однако, не исчерпывает вопроса, поскольку в нем ничего не говорится об англо-американских миноносцах и подводных лодках взамен итальянских (восьми миноносцев и четырех подводных лодок), как это было решено в Тегеране. Я надеюсь получить скорый ответ по этим вопросам, затронутым в моем послании от 29 января.

21 февраля 1944 года.

№ 163

Получено 21 февраля 1944 года.

ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Мы следили за последними успехами Ваших армий на северо-западе и на Украине с большим интересом и глубоким удовлетворением. Я посылаю Вам свои наилучшие пожелания и поздравления.

№ 164

ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ РУЗВЕЛЬТУ

Получил Ваше послание с поздравлениями по случаю последних успехов советских войск. Примите мою благодарность за Ваши дружественные пожелания.

23 февраля 1944 года.

№ 165

Получено 23 февраля 1944 года.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ ИОСИФУ В. СТАЛИНУ, ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

Москва.

По случаю 26-й годовщины Красной Армии я хочу передать Вам, как Верховному Главнокомандующему, свои искренние поздравления с великими и многозначительными победами, одержанными вооруженными силами Советского Союза в течение истекшего года. Великолепные победы, которых добилась Красная Армия под Вашим руководством, были вдохновением для всех. Героическая оборона Ленинграда была увенчана и вознаграждена недавним сокрушительным поражением врага у ворот этого города. В результате победоносного наступления Красной Армии освобождены от рабства и угнетения миллионы советских граждан. Эти достижения вместе с сотрудничеством, о котором было достигнуто соглашение в Москве и Тегеране, обеспечивают нашу окончательную победу над нацистскими агрессорами.

Франклин Д. РУЗВЕЛЬТ

№ 166

Получено 24 февраля 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Ваше послание от 21 февраля относительно передачи взаймы Советскому Военно-Морскому Флоту британских и американских судов получено.

Как мне известно, Великобритания предоставит линейный корабль, четыре подводные лодки и восемь эскадренных миноносцев. Я запросил об этом по телеграфу Премьер-Министра. Когда я получу от него ответ, я извещу Вас.

№ 167

Получено 25 февраля 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Ссылаясь на свое послание от 23 февраля 1944 года, сообщаю Вам, что я получил ответ от Премьер-Министра Черчилля, и наша договоренность, как она изложена Вам, теперь подтверждается.

№ 168

Получено 25 февраля 1944 года.

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

В последние месяцы правительства Объединенных Наций предприняли ряд важных шагов, направленных к созданию основ послевоенного сотрудничества в различных областях международных экономических отношений. Вы помните, что конференция Объединенных Наций по вопросам продовольствия и сельского хозяйства, состоявшаяся в мае 1943 года, создала временную комиссию, которая теперь разрабатывает рекомендации по вопросу о постоянной организации в этой области для последующего представления их различным правительствам. Позднее была учреждена и сейчас выполняет свои функции Администрация Помощи и Восстановления Объединенных Наций.

В течение почти целого года между экспертами многих Объединенных Наций происходили неофициальные переговоры по техническим вопросам, касающимся механизма международной валютной стабилизации; эти переговоры являются подготовительными к возможному созыву конференции Объединенных Наций по вопросам валюты. Аналогичные переговоры, хотя и в менее широком масштабе, происходили по вопросу о возможности учреждения аппарата для содействия международным капиталовложениям в целях экономического развития. Также, до известной степени, среди некоторых Объединенных Наций имел место неофициальный обмен мнениями по таким вопросам, как торговая политика, товарная политика и деятельность картелей. Предполагается обсудить такие вопросы, как гражданская авиация, нефть и другие. Конференция Международного Бюро Труда состоится в апреле и будет отчасти посвящена рассмотрению его будущей деятельности.

Необходимость как в неофициальном обмене мнениями, так и в официальных конференциях по различным экономическим проблемам была подчеркнута в документе, представленном Государственным Секретарем на Московском совещании Министров Иностранных Дел под заглавием “Основы нашей программы международного экономического сотрудничества”. Было высказано мнение, что “настало время для учреждения комиссии, состоящей из представителей главных Объединенных Наций и, возможно, некоторых других из числа Объединенных Наций, для совместной разработки процедуры, которой следует придерживаться в этих вопросах”. Для меня ясно, что имеется очевидная нужда в аппарате Объединенных Наций для совместной разработки процедуры, при помощи которой должны быть рассмотрены различные сферы международного экономического сотрудничества, подлежащие обсуждению вопросы, порядок обсуждения и средства, при помощи которых существующие и предполагаемые соглашения и будущая деятельность должны быть координированы.

В настоящий момент и в связи с этим мое намерение не заключается в том, чтобы ставить более широкие вопросы о международной организации для поддержания мира и безопасности. Вопрос о предварительном обмене мнениями об этом рассматривается в настоящий момент между нашими тремя правительствами согласно условиям Московского Протокола 59. Здесь я поднимаю лишь вопрос о дальнейших шагах к созданию аппарата Объединенных Наций для послевоенного экономического сотрудничества — вопрос, который был поставлен Государственным Секретарем на Московском совещании и обсуждался в Тегеране Вами, Премьер-Министром Черчиллем и мною.

Я был бы весьма благодарен, если бы Вы сообщили, мне Ваши взгляды по поводу предложения, сделанного Государственным Секретарем в Москве, а также любые другие соображения в отношении наилучшей процедуры, которой следует придерживаться в этом крайне важном вопросе.

№ 169

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ И ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ

Два Ваших послания об итальянских судах получил 24 и 25 февраля через г-на Гарримана. Получил также Ваше совместное с г-ном Премьер-Министром послание от 7 февраля60, переданное мне через Британского Посла г-на Керра 24 февраля.

Благодарю Вас и г-на Премьер-Министра за сообщение о Вашем решении осуществить передачу во временное пользование Советскому Союзу Великобританией 8 эсминцев и 4 подводных лодок, а также линейного корабля и 20 тыс. тонн торговых судов и Соединенными Штатами крейсера и 20 тыс. тонн торговых судов. Поскольку г-н Керр специально предупредил, что все эсминцы являются старыми, у меня имеется некоторое опасение относительно боевых качеств этих эсминцев. Между тем мне кажется, что для английского и американского флотов не может представлять затруднений выделить в числе восьми эсминцев хотя бы половину эсминцев современных, а не старых. Я все же надеюсь, что Вы и Премьер-Министр найдете возможным, чтобы в числе передаваемых эсминцев было по крайней мере четыре современных. В результате военных действий со стороны Германии и Италии у нас погибла значительная часть наших эсминцев. Поэтому для нас имеет большое значение хотя бы частичное восполнение этих потерь,

26 февраля 1944 года.

60 См. документ № 158 (стр. 118).

№ 170

Отправлено 28 февраля 1944 года.

Г-ну ФРАНКЛИНУ Д. РУЗВЕЛЬТУ, ПРЕЗИДЕНТУ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ

Вашингтон, Белый Дом.

Прошу Вас принять мою искреннюю благодарность за Ваше дружественное поздравление по случаю 26-й годовщины Красной Армии и успехов вооруженных сил Советского Союза в борьбе против гитлеровских захватчиков.

Выражаю твердую уверенность в том, что близко время, когда успешная борьба вооруженных сил Советского Союза совместно с армиями Соединенных Штатов и Великобритании на основе соглашений, достигнутых в Москве и Тегеране, приведет к окончательному разгрому нашего общего врага — гитлеровской Германии.

И. СТАЛИН

№ 171

Получено 28 февраля 1944 года.

ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Мне известен текст послания Премьер-Министра от 20 февраля на Ваше имя относительно предложения о предварительном урегулировании вопроса о послевоенной польской границе путем соглашения между Советским и Польским Правительствами.

Предложение Премьер-Министра, если оно будет принято, будет иметь далеко идущее значение для улучшения перспектив скорого поражения Германии, и я имею удовольствие рекомендовать Вам рассмотреть его благожелательно и сочувственно.

Как я сообщал раньше, я думаю, что самой насущной проблемой является гарантирование того, что Вашим армиям, когда Вы вступите в Польшу, будут помогать поляки.


[Оглавление]

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru