Великие властители прошлого

Ганс Опперман

Цезарь. Открыватель новых путей Европы.


СУДЬБА ИМЕНИ
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В РИМЕ
НАЧАЛО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПУТЬ НАВЕРХ
ЗАВОЕВАНИЕ ВЛАСТИ
ГАЛЛИЯ
РИМ
БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ
ВЛАСТИТЕЛЬ

СУДЬБА ИМЕНИ

Историческое значение Цезаря, пожалуй, ни в чем не проявляется так отчетливо, как в судьбе его имени, которое на протяжении веков подвергалось смысловым изменениям. Если не брать во внимание великих основателей религий, едва ли имя другого человека приобрело такое значение. Первоначально "Цезарь" было составной частью имени рода Юлиев Цезарей и дома Юлиев-Клавдиев, из которого происходили первые правители Римской империи. Когда лет через сто после смерти Цезаря этот род прекратился, имя "Цезарь" перешло к римским императорам и стало обозначением императора вообще. С концом Западной Римской империи титул, возникший из имени, прекратил свое существование на многие поколения. Но после реставрации императорской власти в средневековой империи, начиная с Карла Великого, имя Цезаря снова начало употребляться для выражения стремления к господству над всей Западной Европой, но теперь наряду с императорским титулом. [127]

Немецкое Kaiser - не что иное, как заимствование слова "Цезарь". С постепенным упадком императорской власти титул кайзера все больше и больше становился пустым звуком и украшающим эпитетом. После падения Священной Римской империи этот титул заимствовали австрийские Габсбурги. В 1846 г. происходит попытка объединить немецкий народ с помощью реставрации императорской власти. Эта попытка не увенчалась успехом. Но когда Бисмарку другими путями удалось объединить большую часть немцев, это снова произошло под старым символом кайзерской короны.

Развитие имени не ограничилось только Германией. Титул русских царей тоже происходит от слова "Цезарь". Он связан с Восточной Римской империей, Византией и содержит в себе претензии на Константинополь. Если титул кайзера для Габсбургов был украшением, для Гогенцоллернов - романтическим воспоминанием о средневековой империи, то претензия на мировое господство, которую первоначально означало имя, в полном объеме возродилась у Наполеона I. По замыслу, его господство является возрождением империи Карла Великого и через нее связывается с Древней Римской империей. Это особенно отчетливо проявляется в форме короны, выбранной Наполеоном: она имитирует в золоте лавровый венок античных императоров. Однако титул Наполеона - император, происходящий от "imperator", а не от Цезаря. Но данное обозначение переводится на немецкий язык [128]словом "кайзер" и полностью соответствует этому значению.

В XIX веке титул императора распространился по всей Европе. Им обозначали не только великих монархов неевропейских империй, таких как Турция, Китай, Япония. Европейская власть в других частях света также украшала себя блеском древнего титула, например, бразильский император дон Педро и император Максимилиан Австрийский в Мексике. В 1877 г. турецкий султан принял титул императора Османов. В том же году королева Англии Виктория приняла из рук Дизраэли императорскую корону и получила титул "emperor of India", в индийском обозначении "Kaiser i Hind". Становится совершенно ясно, что восходящее к латинскому слову "imperator" обозначение императорской власти ведет свое происхождение от Цезаря.

Как императорская власть в Индии, так и более поздние применения императорского титула являются выражением господства над чужими народами. Император Манджоу-Го и присвоение итальянскому королю титула императора Эфиопии являются мимолетными явлениями, последними рудиментами блестящей истории этого имени, которая с окончанием первой мировой войны начинает подходить к концу.

В 1918 г. прекращается власть тех монархов, которые были непосредственными наследниками этого имени. И вместе с немецким кайзером, кайзером Австрии и русским царем исчезает турецкая императорская власть Османов. С тех пор [129] императорский титул служит только для обозначения колониального господства, а с концом колониализма прекращается вообще такое употребление имени Цезаря. С 1947 г., когда Индия получила независимость, в мире больше нет императоров. Этот титул стал употребляться только как перевод слов "шах" или "негус".

В такой двухтысячелетней судьбе имени Цезаря отражается постепенная смена понятий и представлений, которые выражали народы Европы этим словом. Как сначала блестит новая монета, а потом после длительного употребления тускнеет, контуры стираются, ее достоинство невозможно различить, и она изымается из оборота, так и первоначальное значение имени Цезаря постепенно утрачивалось, пока не осталось в тени исторической реминисценции и в конце концов исчезло из живого употребления. Все это развитие происходило внутри западноевропейского культурного ареала. Только позже имя Цезаря вышло за его пределы, и когда оно переносилось на неевропейские отношения, это делалось либо европейцами, либо следуя европейскому образцу.

Но поистине поразительным является то, что распространение имени Цезаря совпадает с распространением европейского господства над миром. Когда Фридрих Гундольф сказал о переходе от республики к единоличному правлению Цезаря, который символизировал переход через Рубикон, что с этого момента можно говорить о мировом значении Европы, то потеря этого значения после исчезновения колониального [130] господства и перемещения политического руководства из Европы совпадает с прекращением последних воздействий, исходящих от имени Цезаря.

Как и эти параллели, в истории имени Цезаря есть и другое, что дает повод для размышлений. Имя человека в данном случае становится политическим понятием. Когда язык ищет новое слово для обозначения положения, звания, сана, он дает понять, что речь идет о чем-то, чего до сих пор не было, а имеющиеся языковые средства недостаточны. Но это новое слово не является обозначением ранга, как, например, король, герцог, консул, дож и другие титулы правителей. Оно обязано своим происхождением не теоретическим соображениям и не происходит от требований политической программы, как президент или Председатель Верховного Совета. Своеобразие данного явления состоит в том, что имя человека стало определением политического понятия. Это может обозначать только одно: новое, для названия которого язык ищет новое слово, ранее неизвестный вид власти не являются плодом политических спекуляций, язык не возводит его к положению, занимаемому Цезарем, а только к величию и достижениям человека. Новое появляется на свет не как мысль, не как теория, а воплощается в одном человеке - Цезаре. Цезарь не учил этому новому, он также не руководил им, как это делали те, кто после него унаследовал его имя. Цезарь был тем, что впредь будет называться его именем. В личности Цезаря, в его существовании родилась идея и форма [131] власти, которая два тысячелетия казалась максимумом, чего мог достичь человек.

Рассмотрение истории развития значений имени Цезаря дает важные отправные точки для оценки феномена Цезаря. Воздействие, исходящее от его личности, ярко проявляющееся в истории его имени, становится понятным при двух условиях: нужно показать, в чем состоит политическое новшество, воплощающееся в личности Цезаря, а также выявить, в какой мере это новшество является западноевропейским явлением. [132]

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В РИМЕ

Когда 13 июля 100 г. до н. э. родился Гай Юлий Цезарь {1}, римский мир претерпевал изменения, в которых ему самому предстояло принять решающее участие. С тех пор как Римом коллегиально управляли ежегодно сменяющиеся два консула, он был демократической республикой, управляемой аристократией. Если сначала власть принадлежала патрицианским аристократическим фамилиям, то с течением времени плебеи, то есть свободные крестьяне, в частноправовом отношении равные патрициям, но политически ограниченные в своих правах, завоевали равноправие; наиболее экономически сильные плебейские семьи начали занимать руководящие должности и образовали вместе с ведущими патрицианскими семьями новый аристократичес-

{1} О точной дате рождения до сих пор идут споры: некоторые историки утверждают, что он родился в 102 или в 101 г. до н. э. (Прим. ред.)[133]

ский слой - нобилетет. К нему принадлежали семьи, которые поставляли высших годичных магистратов, их члены заседали в сенате. Первоначально сенат являлся собранием политически опытных людей и был консультативным органом при консулах. С ростом римской сферы власти возросло также и значение сената. Так как сенат набирался из бывших выборных чиновников, а они происходили из избранного круга нобилитета, он представлял собой средоточие политического опыта и мудрости в Риме и столетиями держал в своих руках фактическое руководство Римским государством.

Ведущее положение этих семей поддерживалось широко развитой системой клиентелы. Экономически слабый человек переходил под покровительство члена правящих семей - патрона, который оказывал ему поддержку и представлял его интересы. В качестве ответной услуги патрон мог рассчитывать на то, что клиенты поддержат его кандидатуру на выборах и при голосовании его предложения, а также приумножат престиж своего патрона публичным изъявлением верности. Эта структура политической жизни Рима обеспечивала неоспоримое доминирующее положение правящих семей нобилитета. Настоящие политические баталии разыгрывались собственно между правящими семьями.

Очень редко так называемому новому человеку (homo novus), то есть тому, чьи предки не были консулами, удавалось проникнуть в круг правящей аристократии и подняться до консула. Но эти немногие все без исключения происходили из [134] аристократии привинциальных италийских городов. Этой структурой политической жизни объясняется то, что вожди оппозиции против единовластия ее сенаторских семей, представители народной партии, которые назывались популярами {1}, и отличие от представителей аристократической партии оптиматов, происходили тоже из ведущих семей.

В эту политическую организацию под руководством сената Рим объединил сначала всю Италию, то есть Апеннинский полуостров без долины По. Объединенная таким образом Италия выдержала испытание Пуническими войнами, борьбу не на жизнь, а на смерть с Карфагеном. Битва при Каннах во время Второй Пунической войны поставила Рим на грань катастрофы. Результатом этих войн было присоединение к Римской империи в качестве провинций Сицилии, Сардинии, Корсики и большой части Испании и, наконец, самой пунийской метрополии Африки, которая приблизительно соответствует современному Тунису. Кроме того, Рим завоевал долину реки По и несколько гаваней в сторону Испании.

Во всемирно-историческом аспекте объединение под властью Рима западного Средиземноморского бассейна означало вытеснение восточного влияния из этой части Средиземного моря.

{1} Популяры - идейно-политическое течение в Римской республике (кон. II-I вв. до н. э.), отражавшее интересы плебея, в основном сельского, и противостоявшее оптиматам (Прим. ред.) [135]

До того времени пришедшие из Азии этруски владели Италией от Альп до Кампании и Корсики, а Карфаген, основанный финикийцами, владел Северной Африкой, Сицилией, Сардинией, Корсикой и Испанией. Обе державы остановили греческих колонистов на Западе, и борьба между греками и пунийцами за Сицилию, несмотря на успехи греков, в конце концов закончилась тем, что пунийцы захватили большую часть острова. Эти командные позиции Востока на Западе были уничтожены Римом, и приблизительно с 200 г. до н. э. он уже владел восточным Средиземноморьем. В течение второго века до нашей эры Рим присоединил к своей империи всю Македонию и Грецию и, унаследовав провинцию Азия в Пергамском царстве, получил большую часть Малой Азии. Будучи сильнейшей державой того времени, Рим занял неоспоримое господствующее положение в восточном Средиземноморье.

Это внешнеполитическое развитие имело далеко Идущие внутриполитические последствия. Затяжные сражения Второй Пунической войны принесли Риму и Италии большие, почти невозместимые людские потери, к тому же последовали новые военные действия. Но еще более решающим было то, что из-за длительной военной службы те, кто выжил, отвыкли от унаследованной земли и крестьянской жизни. Одновременно конкуренция дешевого заморского зерна уменьшила рентабельность крестьянского хозяйства. В Италии прогрессивно снижалось число [136] свободных крестьян. Появились латифундии, крупные предприятия по разведению скота или по производству масла и вина. На них вместо свободных крестьян работали рабы. Земля обезлюдела, бывшие крестьяне устремились в Рим и образовали там постоянно растущий слой городского пролетариата. В свою очередь, на Рим оказывало большое влияние знакомство с эллинистическим1 восточным миром, а также победы и завоевания в этих странах.

Вместе с греческими посланниками, заложниками и рабами в Рим хлынула волна греческой культуры и образования. В высшем аристократическом обществе началось активное усвоение греческой культуры, появилось стремление к хорошему образованию и ознакомлению с гуманистическими идеями. Но увлечение всем греческим не всегда было благотворным. Римляне усваивали внешние достижения греческой цивилизации, в том числе и отрицательные, не имея понятия об истинных культурных ценностях. Например, пропьянствовать всю ночь называлось тогда "жить на греческий лад" (pergraecari). Многие римляне, в том числе и принадлежащие к нобилитету, видели только богатства и предметы роскоши, прибывающие в Рим из восточных провинций, что способствовало пышному расцвету

1 Эллинистический - относящийся к эллинизму, периоду в истории восточного Средиземноморья, Передней Азии и Причерноморья со времени завоеваний Александра Македонского (334-324 гг. до н. э.). (Прим, ред.) [137]

римского национального порока - корыстолюбия.

Кроме того, все отчетливее давало о себе знать, что унаследованные военные и политические институты, созданные для общинного государства и ранее оправдавшие себя на практике в администрации и обороне Италии, больше не удовлетворяли потребностям сильно разросшейся империи. Управление провинциями поручалось бывшим годичным магистратам (проконсулам, пропреторам), что часто было вожделенным источником для обогащения. Налоги с провинций взимались в форме налоговой аренды, то есть доходы от налогов провинций сдавались в аренду предложившим высшую цену. Арендаторы старались возместить за счет провинций арендный взнос с прибылью, такими операциями занимались в первую очередь представители всаднического сословия. Это сословие было следующим за сенаторами, и так как тем запрещались финансовые операции, капитал скапливался у всадников.

К тому же ограниченный годом срок полномочий двух консулов был недостаточным для обеспечения внутренней и внешней политики, особенно в периоды кризисов, и для выполнения сложных, требующих длительного времени задач.

Решения этой проблемы добивалась длящаяся почти целый век Римская революция (133-131 гг. до н. э.), в которой решающее участие принимал Цезарь. Все началось с появления на политической арене братьев Гракхов, которые с помощью аграрной реформы хотели облегчить [138] тяжелейший социальный недуг. По реформе свободные крестьяне получали земельные наделы. Для этого использовалась государственная земля, ager publicus, она изымалась у крупных землевладельцев, то есть представителей нобилитета, которые ее эксплуатировали. Это удалось сделать вопреки серьезному сопротивлению оптиматов, не обошлось без волнений.

С тех пор земельные законы о новых поселениях крестьян были неизменной темой пропаганды популяров. Цезарь тоже эффективно использовал это средство. Младший брат, Гай Гракх, как народный трибун, опираясь на массы имеющих право голоса граждан, попытался единолично управлять судьбами Рима. Но оказалось, что попытка управлять государством только на основе популярности и использования избирательного механизма форума несла под собой зыбкую почву. С гибелью Гая в уличном бою закончилась эта первая попытка установить отвечающее духу времени руководство Римом на основе доверия к народным вождям и народного голосования.

Итак, господство оптиматов удержалось, но относительно незначительная колониальная война в Африке вскрыла продажность нобилитета и неспособность существующей системы справляться с крупными внешнеполитическими и военными задачами. И когда в лице кимвров и тевтонов "германская опасность" постучала в ворота Рима, консулом был выбран Гай Марий, "homo novus", представитель популяров, он заложил в военной [139] области основы будущего. Своей военной реформой Гай Марий ввел вместо гражданских отрядов хорошо обученное, профессиональное войско с долгосрочной службой, которое в первую очередь состояло из неимущих слоев граждан и, естественно, лучше подчинялось своему полководцу, чем государству с его постоянно сменяющимися магистратами.

Одновременно с переходом к профессиональному войску увеличился срок командования полководцами. В течение войны с кимврами Марий из года в год избирался консулом. Позже была найдена форма так называемой проконсульской власти (imperum proconsulare). Генералу для выполнения задачи давались чрезвычайные полномочия проконсула. Этот силовой пост сыграл решающую роль в ходе Римской революции; Цезарь тоже его занимал.

Вот в такой общественно-политической обстановке родился Цезарь и благодаря своему происхождению и родственным связям оказался в центре событий. Цезарь принадлежал к самому знатному слою патрицианского нобилитета. Род Юлиев вел свое происхождение от Юла, сына Энея, который прибыл в Италию из Трои, а через него - от его матери Венеры. С другой стороны жена его деда происходила из знатной плебейской семьи нобилитета, это же относится к его матери Аврелии. Сестра отца Цезаря, Юлия, была замужем за Марием, который после победы над германцами находился в зените славы. [140]

НАЧАЛО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Мы мало знаем о детских годах Цезаря. Они были такими же, как и у любого знатного мальчика того времени. Первые годы ребенок рос под опекой матери и обучался азам римской религии и обычаев. Подросший Цезарь перешел в руки учителя, Марка Антония Гнифона, галла с греческим образованием. Сначала Цезарь занимался с ним по латинскому переводу "Одиссеи", потом читал Гомера, учился писать и изучал греческий язык. На этой базе Цезарь овладел важнейшим для государственного деятеля и вообще для образованного человека искусством хорошо сформулированной, ясной, совершенной по форме речи. На форуме он слушал самых знаменитых ораторов своего времени и присутствовал при решениях правоведов; так Цезарь получил доступ к важным предметам права.

То, что Цезарь пробовал себя в сочинительстве, доказывает его последующая деятельность в этой области. Даже в зрелые годы Цезаря интересовали вопросы стилистики и грамматики: объемистый [141] труд по грамматике "Об аналогии" он посвятил Цицерону. Кроме этих занятий Цезарь не чурался удовольствий, которые дарила жизнь сыну знатной богатой римской аристократической семьи. Его кожа была белой и нежной, телосложение - щуплым, и он слыл неженкой. Цезарь не любил туго затягивать пояс, носил его распущенным, чтобы тога ниспадала мягкими складками; хотя это считалось признаком изнеженности, он сохранил эту привычку до конца жизни.

Пока Цезарь подрастал, произошли важные политические изменения. Разочаровавшись в своих надеждах, италийские союзники Рима с оружием в руках добились равенства в правах с римскими гражданами. Все общины южнее реки По получили римское гражданское право. Таким образом, территория общинного государства Рим простиралась по всему Апеннинскому полуострову. Это затрудняло созыв всего народа на собрания и голосование, и поэтому возросло значение личности отдельного политика.

Одновременно возникли новые внешнеполитические угрозы. Митридат, одаренный, энергичный царь варваров, правящий Понтом на берегу Черного моря в стиле восточного султана, напал на Римскую империю. Ему досталась вся Малая Азия, и в "Сицилийской вечерне" {1} огромного масштаба дала себе выход ненависть к угнетателям

{1} "Сицилийская вечерня" - народное восстание на острове Палермо, начавшееся 31 марта 1282 г. Было направлено против гнета французских феодалов. (Прим. ред.) [143]

и кровопийцам. Эта военная кампания между восточным правителем и Римом мгновенно высветила демографическую и культурно-политическую ситуацию восточной половины Средиземного моря. Когда-то греки отражали здесь угрозу объединенного в Персидское царство Востока. Полстолетия спустя Александр Великий покорил распадавшееся Персидское царство, и его власть распространилась до Инда и Гиндукуша. Потому эти территории политически были подчинены грекам и подвергались их культурному влиянию.

Но приблизительно с середины II в. до н. э. возникло обратное движение. Под внешней оболочкой греческого языка и греческого образа жизни в демографическом и культурном плане пробудился Восток, который постепенно все сильнее надвигался на Запад. Насколько сильно изменились акценты, показало нападение Митридата на Рим. Не только вся Малая Азия восторженно встретила восточного правителя, но ему досталась также большая часть Греции, и греки воевали на его стороне против римлян зачастую на тех же полях сражений, где их предки защищали Европу от азиатской угрозы Персидского царства.

Эти события требовали от Рима решительных действий, но они тормозились внутренними раздорами. Хотя главнокомандование в войне с Митридатом было поручено консулу в 88 г. до н. э. Публию Корнелию Сулле, популяры постфактум хотели отдать его Марию. Сулла [144] ответил силой, повел свое войско на Рим и снова учредил господство нобилитета. Но когда, невзирая на это, консулом в 87 г. до н. э. был избран популяр Луций Корнелий Цинна, Сулла во избежание осложнений повел свое войско против Митридата. В Риме Цинна в союзе с Марием захватил власть. Господство популяров длилось до возвращения Суллы (82 г. до н. э.). Оно не привнесло никакой новой идеи или формы политической жизни, но привело только к ужасающей бойне среди нобилитета.

Цезарю тогда было 14 лет, но, несмотря на его молодость, родство с Марием вовлекло его в гущу событий. Правители назначили Цезаря на должность жреца Юпитера (flamen Dialis). В 84 г. до н. э., через год после смерти отца, Цезарь приступил к исполнению своих обязанностей и в том же году женился на дочери Цинны Корнелии. То, что жрец Юпитера должен являться женатым человеком, являлось всего лишь внешним поводом. Любимец женщин, трижды женившийся, чья жизнь поистине не была обойдена любовью, искренне любил свою первую жену. Дочь Юлию, которую она родила ему в 83 г. до н. э., Цезарь и после смерти Корнелии берег как зеницу ока. Только при опасности для жизни он разлучался со своей супругой.

После того как Сулла победил Митридата и заключил с ним мир, по которому Митридат должен был уйти в свои прежние границы, он вернулся с войском в Италию. 1 ноября 82 г. до н. э. Сулла завоевал Рим и учинил ужасный суд, [145] составив так называемые проскрипции. Политические противники Суллы были объявлены вне закона. Тот, кто их прятал, карался смертной казнью, а кто убивал объявленного вне закона, получал вознаграждение, и, кроме того, появилась возможность дешево обогатиться за счет состояния убитого, так как оно конфисковывалось и продавалось с аукциона. Дети и внуки попавшего в проскрипции не имели права претендовать на какую-либо должность.

Потом Сулла стал "dictator legibus scribundis atgue rei publical constituendae", то есть получил единоличное право на издание законов и реорганизацию государства. Первоначально диктатура была ограниченной сроком на полгода экстраординарной мерой на время внешнеполитического чрезвычайного военного положения. Такая форма правления вышла из употребления, теперь же Сулла возродил ее как единственную известную форму управления государством одним человеком. В этой должности он осуществил реорганизацию государства по программе оптиматов, которая давала перевес сенату и нобилитету.

Среди различных мер упомянем только, что консулы и увеличенные до восьми преторы во время своих полномочий должны были оставаться в Италии и осуществлять гражданское правление. Только по истечении годичного срока полномочий их посылали в провиции, где им поручалась высшая командная власть - imperium. Таким образом, военная власть окончательно отделилась от высшего руководства государством, [146]

были созданы правовые предпосылки для уже упомянутого имеющего тяжелые последствия появления генерала с чрезвычайной военной властью.

Это постановление Суллы долго оставалось в силе, в отличие от других его законов, которые были отменены вскоре после его смерти. 120000 своих солдат Сулла расселил на земле, освободившейся в результате проскрипций, но в любое время он мог призвать их снова в строй. Это были одни из первых поселений века, которые не только изменили структуру Италии, но также способствовали утрате племенных различий: исчезли племенные языки, и возникла единая, говорящая на латыни римско-италийская нация.

В 79 г. до н. э. Сулла сложил с себя диктаторские полномочия, чтобы жить в свое удовольствие как частное лицо. Он надеялся, что нобилитет сможет дальше самостоятельно руководить государством, структуру которого Сулла приспособил к сдачам мировой империи, и не рассчитывал на его неспособность справиться с этой миссией, что стало очевидным в самое ближайшее время. Хотя сложение полномочий после выполнения поставленных задач являлось обычаем древнего института диктатуры, отказ Суллы от власти был непонятен его друзьям и врагам, и Цезарь позже назвал этот шаг политической безграмотностью. Правление Суллы, в отличие от правления Гая Гракха, представляет собой попытку решить проблемы государства и его реорганизации исключительно силовыми методами. Как Гаю Гракху не [147] хватало силы, так Сулле не хватало поддержки широких кругов населения, и, возможно, основная причина быстрого краха сулланских уложений состояла в том, что они после сложения полномочий их создателем потеряли свои силовые основы и опору.

Цезарь находился в Италии только в начале развития этих событий. Для него, зятя вождя популяров Цинны и племянника вдовы Мария, победа Суллы означала непосредственную опасность. Сулла лишил его состояния, отобрал должность жреца Юпитера и потребовал развестись с Корнелией. Цезарь отказался. Справедливо считая, что этим он поставил под угрозу свою жизнь, Цезарь, несмотря на болезнь, бежал в сабинские горы и в лихорадочном ознобе заставлял себя каждую ночь менять укрытие. Но все-таки он однажды попал в руки преследователей, посланных Суллой, и избежал выдачи только благодаря тому, что сам заплатил цену за свою голову. В конце концов родственники Цезаря, политически поддерживающие Суллу, направили петицию и при заступничестве весталок добились помилования Цезаря. Сулла с неохотой уступил просьбам. Он посоветовал заступникам Цезаря остерегаться плохо подпоясанного юнца. По его словам, в нем таилось много Мариев.

Отныне Цезарь избегает Рима. Он поступил на военную службу и как сын сенатора сразу стал офицером при штабе пропретора Азии Минуция Терма. По его поручению Цезарь должен был доставить от союзного царя Вифинии (на южном [148] побережье Мраморного моря) Никомеда IV вспомогательные отряды для осады Митилен1 на Лесбосе, которые поддерживал Митридат. Цезарь наслаждался жизнью при пышном восточном дворе вифинского царя, что породило неприятные сплетни. Он стал гостем Никомеда и патроном (защитником) общин Вифинии. После возвращения к войску Цезарь принял участие в штурме Митилен и получил от Терма гражданский венок (corona civica); этот венок из дубовых листьев был знаком отличия за спасение римских граждан от смертельной опасности.

В 79 г. до н. э. Цезарь присоединился к проконсулу Публию Сервилию Вации, который сражался с пиратами в Киликии (на южном побережье Малой Азии). В том же году после сообщения о смерти Суллы Цезарь вернулся в Рим. Но там ему пришлось убедиться, что первые попытки популяров уничтожить распорядки Суллы были совершенно беспомощными, и он не стал в них участвовать. Вместо этого Цезарь заслужил первые лавры как оратор. Политический процесс принадлежал тогда к обычным средствам обратить на себя внимание.

В 77 г. до н. э. он выступил в суде против известного приверженца Суллы, обвинявшегося в вымогательстве. Это был Гней Корнелий

1 Митилены на Лесбосе были единственным городом в Римской Азии, сохранившим верность Митридату даже после его поражения; за это был взят и разрушен. (Прим. ред.) [149]

Долабелла, который всего год назад с триумфом вернулся в Рим из своей провинции Македония. Адвокаты Долабеллы, среди них известнейший оратор того времени Квинт Гортензий, добились оправдания своего подзащитного. Но речь Цезаря, которую он в соответствии с обычаем обнародовал после процесса, произвела такое большое впечатление, что его с тех пор стали считать первым оратором Рима. В следующем году греческие подопечные Цезаря поручили ему вести процесс против сулланца Гая Антония, но из-за вмешательства народных трибунов, призванных Антонием, процесс не состоялся.

После этого политического дебюта Цезарь снова отправляется на Восток с намерением усовершенствовать свое ораторское искусство (75 г. до н. э.), считая, что в Риме для этого нет никаких шансов. Во время этого путешествия произошло пресловутое приключение с пиратами, которое считается особенно примечательным, так как в нем проявились характерные черты молодого человека. Эти пираты бороздили все Средиземное море, особенно его восточную часть, и извлекали большую прибыль не только от грабежа золота и других ценностей, но также из выкупа или продажи пленников в рабство. Они потребовали от Цезаря выкуп в размере 20 талантов. Но он посмеялся над пиратами и заметил, что они не знают, кто перед ними находится, потом сказал, что заплатит им 50 талантов. Затем отослал свою свиту, чтобы добыть деньги в греческих городах Малой Азии. Цезарь остался у пиратов [150]

только со своим врачом и двумя прислужниками, но вел себя, не как пленник, а как царь, требовал тишины, когда хотел отдохнуть, играл с ними и участвовал в их гимнастических соревнованиях, читал пиратам собственные стихи и речи, и если они не выказывали подобающего восхищения, обзывал их необразованными варварами и смеясь грозил распять на кресте. Эти слова смешили разбойников, и они не раз удивлялись веселому характеру пленника.

Вскоре выяснилось, что слова Цезаря не были пустой угрозой. Как только поступил выкуп и пираты его отпустили, Цезарь тут же набрал в Ми-лете войско, снарядил несколько военных кораблей и пустился вслед за ними. Он догнал и победил их. Деньги стали трофеем для него и его наемников, пленников он доставил в тюрьму в Пергамене, а сам направился к наместнику провинции Азия, чтобы ускорить их казнь. Но наместник жадно поглядывал на деньги от выкупа и отложил дело в долгий ящик. Тогда Цезарь не раздумывая вернулся в Пергамен и приказал распять пиратов, как он это им предсказывал во время своего плена.

Как и многие другие истории о нем, эта тоже отражает характерные черты Цезаря. Историческое ядро является подлинным, даже если рассказчик кое-что и приукрасил. Мы видим чувство уверенности в себе, сильно развитое уже тогда у молодого человека, само собой разумеющееся превосходство, явно сочетающееся с обворожительным шармом, которое ощутили даже [151] пираты и тем легче ему подчинились. Мы видим также искрящуюся живость, не знающий отдыха ум, занятый во время вынужденного досуга сочинением стихов и речей, тогда как тело закалялось спортом. Мы с удивлением обнаруживаем, что получалось из слывшего неженкой мальчика. Мы видим энергию, быстроту действий, с которой Цезарь осуществляет возмездие, позже так часто застававшую врасплох его военных противников. Ему присуще упорство, с которым он идет к своей цели и добивается своего даже вопреки законным властям. Но мы с удивлением замечаем также, что мог позволить себе в провинции представитель римского нобилитета, даже молодой, не имеющий должности и положения.

Между тем умер Никомед IV и завещал Вифинию римскому народу. Поскольку Митридат не признал завещания, в 74 г. до н. э. он начал новую войну против Рима. Цезарь тотчас же прервал свои занятия риторическим искусством, переехал в Азию, во главе местного контингента изгнал войска Митридата и помог этим сохранить провинцию для Рима. Там Цезарь получил известие из Рима, с которым никогда не терял тесной связи, что он как наследник своего скоропостижно скончавшегося дяди Аврелия Котты выбран в коллегию жрецов, верховный жреческий орган власти. Цезарь поспешил в Рим, чтобы вступить в новую должность, не мешавшую свободе его действий и укреплявшую положение в Риме. Сразу же после возвращения [152] он был избран народным трибуном и занимал эту должость, которая необязательно предполагала активные действия на фронте, в течение 73 г. до н. э. Благодаря этому Цезарь утвердился в столице как политик. [153]



Источник: Создатели империи. Ростов-на-Дону: "Феникс", 1998. - 554 с. В тексте в [скобках] указаны номера страниц в книге.
Оцифровка, обработка и оформление: Михаил Ковальчук Великие властители прошлого



в раздел «Цезарь»
на главную страницу



Обсудить на на форуме.




Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

  © 2000-2003 Великие властители прошлого | webmaster